Эдди Меркс. Часть 2.

    • Filled in Cycling History 17 Октябрь 2009 в 3:29, author: Bruzeghinka
    • Views: 7,957.

    Часть 2.

     Эдди и велосипед, Эдди и тренировки, Эдди и победа. Но сначала были лишь велосипед и постоянные тренировки. Победы пришли не сразу. Но и во время  своего триумфального шествия по всем существующим гонкам и видам соревнований Эдди оставался верен своему собственному ритму, с приходом успеха время тренировок никак не уменьшилось, скорее, наоборот, Меркс и велосипед превратились в единое целое.

    Многие бормотали: « Он гоняется слишком много, он просто себя сожжёт».

    Но он весь  - и душой и телом - был предназначен стать чемпионом.

    Доктора измеряли его пульс – он был всего 40-48 ударов в минуту. Даже в активном движении  его пульс не превышал 60. Измерили объём его лёгких – 6-7 литров, в то время как средний объём не превышает 5. С медицинской точки зрения он не был нормальным.

    Количество тренировок Меркса также нельзя назвать обычным, нормальным. Он находился в седле  велосипеда 250 – 300 дней в году,  накатывал за год около 20 тысяч миль (32 186 км).

    Он принимал участие в соревнованиях по меньшей мере 120 раз за год. Он очень быстро восстанавливался. Восстановление – ключевое слово в его поразительной карьере.

    А что же соперники – « они никогда не узнают Эдди Меркса на улице, потому что всегда видят только его спину».

     

    merckx 01

    В его выступлениях невозможно было отыскать ошибку. Луи Бобэ, выигрывавший три Тур де Франса подряд, говорил: « Меркс профессионален даже слишком».

     Эдди до эпохи «мерксизма».

     Уже в детстве характера Эдди было не занимать. Его друзья смеялись над ним, когда он в 12 лет заявлял, что хочет быть профессиональным гонщиком – они говорили, что он даже в дверь еле проходит, куда уж ему до спорта. Но Эдди это не сбивало, хотя довольно долгое время об успехах ему приходилось только мечтать.

    Для кого-то, менее сконцентрированного на велосипеде, такое начало могло стать разочарованием, причиной поменять свои приоритеты, но только не для Эдди. У него уже был свой кумир – Стэн Окерс (Stan Ockers знаменитый бельгийский гонщик (1920-1956), призёр Тур де Франс ’55 и ’56 годов; выигравший в 1955 году «Арденский дубль» - Флеш Валлонь и Льеж-Бастонь-Льеж, а также Чемпион мира 1955 года).

    Меркс вспоминает:

    « Он был моим героем из-за Тур де Франс. Окерс выигрывал этапы, дважды – зелёную майку, дважды становился вторым. Во время Тур де Франс о нём всегда говорили в новостях, а Тур был для меня всем. Гонка (с большой буквы). Я ведь даже не слишком хорошо знал тогда о классиках, потому что они проводились в воскресенье, а в такие дни мы обычно ездили в гости к моей бабушке на её ферму в Meensel-Kiezegem, где я родился.  Окерс был совершенен. Горняк, спринтер. Он сумел сократить 6 минут преимущества соперников и выиграть Чемпионат мира в Риме. Он был невероятен».

    16 июля 1961 года стало знаменательным днём для Эдди Меркса. Ему было 16 лет и он  проехал свою первую гонку в Laeken, выступая за спортивный клуб Evere Kerkhoek. В тот день его матери не было дома, она уехала, и Эдди таким образом воспользовался неожиданной свободой. В своей первой гонке протяжённостью 60 км Эдди приехал шестым. И в этот же день Жак Анкетиль выиграл свой первый Тур де Франс.  Он ещё не знал о том, что всего через несколько лет проиграет Мерксу там, где 15 лет не знал себе равных – в индивидуальной гонке на время (Анкетиль проиграл Эдди Мерксу  в 1969 году в разделке на Париж-Ницца).  И Анкетиль скажет: « Меркс – самый невозмутимый гонщик из всех, кого я знал. Все чемпионы должны быть бесстрастными, все из нас хотят побеждать, но Меркс должен побеждать всё время. И не с преимуществом в 20 или 30 секунд, а в 5 – 6 минут. Меркс  создал свой собственный разряд, в котором кроме него ни   для кого нет места».

    Эдди после той первой гонки пришлось проехать ещё 12, прежде чем он выиграл. Это случилось 1 октября 1961 года в Petit-Enghien.

    Через год после своей первой победы Эдди начал жить жизнью настоящего профессионала. Мечта исполнилась. Фелисьен Верваке (Félicien Vervaecke) – выдающийся гонщик 1930-х годов, горный король Тур де Франс ’35, ’37 годов, второй после Джино Бартали в 1938, каждый четверг сопровождал Эдди на трековых тренировках в Schaerbeek.

    И Меркс перешёл из юношеского в старший любительский класс гонщиков на два месяца раньше,  чем обычно, до того,  как ему исполнилось 18 лет. В новых для Эдди гонках на треке в Дворце спорта (Palais des Sports) в Брюсселе его товарищем и соперником оказался Патрик Серсю (Patrick Sercu – род. в 1944, известен своей взрывной силой на треке, победитель Олимпийских игр в Токио 1964, рекордсмен по количеству побед в шестидневных гонках на треке – выиграл 88 стартов из 223-х.)

    Patrick Sercu ed Eddy Merckx, due amici insuperabili sui velodromi

    Патрик Серсю и Эдди Меркс - неразлучные друзья на велодроме.

     Меркс не мог победить Патрика, но Серсю  сразу увидел потенциал молодого гонщика и предсказал, что пройдёт не так много времени, и все увидят нового победителя Тур де Франс.

     

    091007102440804844591436

    Меркс и Патрик Серсю на треке.

    Тур де Франс была для Меркса настолько значимой, что даже победа на Чемпионате мира для любителей в Sallanches в 1964 году оказалась для него чем-то обыденным.

    «Чемпионат мира может быть выигран любым хорошим гонщиком в отличной форме в правильный день, но чтобы выиграть Тур де Франс, вы должны иметь хорошую форму каждый день. Я был в отрыве (на ЧМ 1964) после нескольких первых кругов, но когда пелотон приблизился к нам, я оторвался на последнем круге, выиграв 27 секунд у  Вальтера Планкэрта (Walter Planckaert)и  Гёста Петтерсона (Gösta Pettersson). Планкерт даже не успел осознать, что я  находился впереди, он тогда думал, что победил сам», - так вспоминал своё первое крупное достижение Эдди Меркс.

     

    Eddy après son titre de champion du monde amateurs acquis à Sallanches en 1964

    Эдди после победы на ЧМ в Sallanches в 1964

    В 1965 году Эдди перешёл в профессионалы, накопив к тому времени 80 побед в любителях.

        В первой профессиональной команде  Solo-Superia, звездой которой считался  Rik van Looy, у Меркса отношения не сложились. Он продержался там всего год.

    «Всё, что я получил от Rik van Looy и его друзей – это насмешки, ни одного слова помощи или поддержки. Это было нечестно, ведь тогда я был в действительности ещё наивным мальчишкой».

    Но для этой команды Меркс добыл 9 побед.

    На Чемпионате мира Эдди познакомился с Томом Симпсоном и в 1966 году перешёл в его команду Peugeot-BP  Симпсон стал для Меркса настоящим наставником.

     

    Eddy Merckx et Tom Simpson pour Paris Nice en 1967

    Меркс и Том Симпсон на Париж-Ницце 1967

    « Я понял, что он (Симпсон) очень хороший гонщик. Он поставил меня на место, выиграв в 1967 году Париж-Ниццу, в то время как я думал тогда, что победа у меня в кармане. Но ещё он открыл мне много нового в технике. Том был очень хорош на спусках, умел правильно располагаться в пелотоне и в спринте. Он также научил меня терпению. «Шаг за шагом, Эдди» повторял он мне. Я горел желанием совершенствоваться. Но больше всего  Том научил меня храбрости».

    091007102439804844591433

     

    И началось восхождение Меркса - вначале как классика. Победа на Милан-Сан-Ремо в 1966, когда никому неизвестный Меркс справился с опытными гонщиками. Тогда все ждали борьбы среди фаворитов Адорни, Джимонди и Мотты. Но всего за 2 км до финиша моментом нерешительности воспользовался Van Springel. О Мерксе никто не беспокоился, но он, успев сесть за Ван Спрингелем, выиграл в спринте. 21 год – и у Меркса за плечами такая крупная победа. Теперь соперники поняли, что и  на протяжённом участке бельгиец становится опасен для спринтеров.

    Merckx wins his first Milan-San Remo 1966

    первая победа Меркса на Милан-Сан-Ремо 1966

     

    На следующий 1967 год Эдди Меркс повторил свой успех на Милан-Сан-Ремо, поставив к тому же и рекорд скорости – 44.808 км/ч.

    До сих пор рекорд Меркса на величайшей весенней классике непревзойдён  - 7 побед.

    И стиль его выступлений поражал соперников каждый раз с новой силой.

    Вот как победил Эдди Меркс на Милан-Сан-Ремо в последний раз в 1976 году.

    Лидирующая группа в 15 человек сформировалась на спуске с Capo Berta после 240километровой отметки. На извилистой прибрежной дороге Меркс атаковал три раза. Каждый раз он заставал всю группу  врасплох взрывами своих рывков. Каждый раз после такой атаки Эдди получал 100 м преимущества. Каждый раз соперники добирали его, но при этом сил у них оставалось всё меньше и меньше. Внезапно трасса гонки сделала резкий правый поворот с прибрежной дороги на узкий подъём к Poggio. Именно здесь Меркс предпринял четвёртую и решающую атаку. И снова для группы гонщиков его рывок стал сюрпризом. Момент нерешительности, Де Влэминк (Roger De Vlaeminck) и Мэртэнс (Maertens) оглядываются друг на друга, надеясь, что кто-то пойдёт сокращать отрыв. И в это время молодой гонщик Jean-Luc Vandenbroucke воспользовался паузой и перебрался к Эдди. Два бельгийца плечом к плечу поднимались на вершину. Стало ясно, что финиш будет разыгрываться между ними.

    «Эдди попросил меня делать свою долю работы в этом отрыве, - вспоминал Ванденбрюке, - но я признался, что мои силы уже на исходе».

    Меркс тогда вновь перехитрил всех своих соперников, ожидавших атаки на самой вершине Poggio, как уже не раз делал Эдди (ведь это была уже его седьмая Милан-Сан-Ремо). В самом Сан-Ремо, когда до финиша оставалось 300 м, Меркс всё же добился удобной позиции, он сидел на колесе молодого Ванденбрюке, затем рывок – и гонка сделана.

    Eddy Merckx wins his seventh Milan-San Remo

    Седьмая победа Меркса на Милан- Сан-Ремо

    «Мне было приказано выиграть, я должен был добраться до Сан-Ремо не привозя за собой Roger De Vlaeminck. Чтобы всё получилось, мне нужно было выбрать правильный момент атаки», - вот так, как кажется, очень просто, Меркс достиг своей цели.

     Чтобы быть таким уверенным и чувствовать гонку, выбирая правильные моменты для атак, нужно прежде всего хорошо знать себя и свои возможности.

    Ещё в свой первый год в профессионалах Эдди Меркс поразил журналистов тем, что уверенно отвечал на вопросы о целях в своей велосипедной карьере. Если с главной целью – победой на Тур де Франс всё было ясно – осуществление мечты, которая росла вместе с Эдди ещё с детства, то с другая цель Меркса – установление часового рекорда, была довольно необычна.

     

    Драма на треке. Часовой рекорд.

     

    Меркс

     

     Трек для Меркса не был чужой территорией. С ним были связаны как победы, так и трагические воспоминания. Кумир Эдди Стэн Окерс погиб на треке в октябре 1956 года. Узнав об этом, Эдди целый день не выходил из своей комнаты, отказывался от еды и всё время плакал. Увы, трагическое совпадение, но в жизни Меркса также произошла трагедия на треке, оказавшая влияние на всю его карьеру.

    В конце блестяще проведённого сезона 1969 года, в котором пришла долгожданная победа на Тур де Франс, а  также победы на Туре Фландрии, Льеж-Бастонь-Льеж, Париж-Ницца,  Меркс принял участие в гонке дерни в Блуа. Едущие впереди дерни и гонщик упали, после чего упал сам Эдди, а его дерни (задающий скорость на моторизированном велосипеде) Fernand Wambst  погиб мгновенно. Меркс потерял сознание, он сломал ключицу, получил вывих таза. С тех пор боль стала  его постоянной спутницей.

    Ему приходилось часто подгонять седло даже во время гонок, приходилось останавливаться и слезать с велосипеда. Особенно сильной боль была на подъёмах.

    «Крушение в Блуа было ужасным. После этого дня велоспорт стал для меня мучением. Тогда мне наложили швы на голове, были ссадины и синяки, но эти раны исцелились. Мне очень повезло, что я не погиб, но после того падения больше всего пострадала моя спина. Мои бёдра были выбиты из тела, мои ноги также не совпадали с линией моего тела. После того дня я никогда уже не смог снова комфортно чувствовать себя на велосипеде. Я менял свою посадку, менял углы рамы. У меня было много велосипедов, все немного разные, но готовые к гонкам, а  я не мог найти удобного для себя. Перед Блуа я не мог сказать, что сильно страдаю на гонках. Даже на Тур де Франс. Я просто давил на педали, когда хотел, это всё, что мне нужно было делать. После падения ничто не осталось прежним. Боль менялась день ото дня, иногда я готов был выть, когда находился в седле, а иногда всё было нормально. Однажды, уже в конце моей карьеры, мне было так плохо, когда я поднимался на холм Alsemberg в Брюсселе, что я сомневался, что  мне удастся добраться до вершины. Я думал, что мне лучше слезть с велосипеда и пройти пешком, хотя это не был очень крутой или длинный подъём. Моя спина стала моей слабостью. Она даже напоминает мне о себе и сегодня. Я никогда не делаю пробежки из-за неё».

    И, тем не менее, от своей цели по установлению часового рекорда Эдди не отказался.

    Число гонщиков  мировой элиты, способных проехать  на уровне часового рекорда всегда было невелико. В 1965 году, когда Эдди в первый раз заявил о своих планах по побитию рекорда, лишь 15 человек были на такое способны. Это был очень эксклюзивный клуб, даже более  эксклюзивный, чем список победителей Тур де Франс.

    Но что это для Меркса, ведь он мастер сам устанавливать планки непреодолимые для других .

    Меркс чувствовал, что этот рекорд  его, но время оказалось куда более сложным соперником, чем все гонки вместе взятые.

    И вот в 1972 году Эдди решил, что готов включить установление часового рекорда в свои сезонные планы. Он хотел уменьшить количество гонок, чтобы скопить необходимую энергию для интенсивных тренировок. Но на практике скорректировать плотный график едва получилось. В течение того года он выиграл почти половину гонок,  в которых принял участие. В 1972 была покорена в пятый раз Милан-Сан-Ремо, в четвёртый раз Тур де Франс, в третий раз Джиро.

    MERCKX, EDOUARD

     

    В августе Меркс начал серьёзную подготовку к установлению рекорда. Встал вопрос как  и  где  это сделать. Внимание Эдди к деталям было просто фанатичное. Он сам придумал дизайн своих велосипедов для установки часового рекорда и дизайн рам для шоссейного велосипеда.    Друг Меркса Эрнесто Кольнаго быстро перевёл его идеи в образцы велосипедов. Новая модель была опробована Мерксом на Джиро дель Пьемонте. Меркс намеренно атаковал за 80 км до финиша и поехал один, чтобы себя проверить. Все соперники растаяли позади.

    Eddy Merckx's 1972 Hour Record bicycl

    велосипед Меркса, на котором в 1972 году он установил часовой рекорд

    В то же время возник вопрос о месте, где будет устанавливаться рекорд. Эдди разрывался между традиционным велодромом Vigorelli в Милане и велодромом в Мехико. В 1968 году датский гонщик Оле Риттер использовал возможности высокогорья для установления рекорда в 48,654 км в Мехико.

    Велодром в Милане был удобен, так как находился недалеко, давал прямые сравнения с двумя предыдущими рекордами, установленными там в 1935 году, и больше соответствовал запросам рекламы для итальянских спонсоров. Но поездка в Вигорелли в октябре оказалась разочаровывающей. Дожди пропитали трек водой, он был абсолютно непригоден. Тогда же Эдди немедленно начал обдумывать идею Мехико. Но у него было две причины против поездки и лишь одна « за». Во-первых, Меркс был хорошо осведомлён о неудачной попытке Фердинанда Брэка (Ferdinand Bracke) установить часовой рекорд в 1969. Малонасыщенный кислородом воздух Мехико вызывал удушье.  Эдди принял решение каждый день тренироваться дома в закрытом помещении, пока количество кислорода не будет равным тому, что содержится в воздухе Мехико.

    Во-вторых, реклама. Эдди пришлось бы доплачивать 20 тысяч долларов из своих личных сбережений, чтобы исполнить  свою мечту. За поездку  говорило то, что Эдди хотел, поставить рекорд, недостижимый для его соперников. Но как раз в этом ненасыщенный воздух Мехико мог стать помощником. Тринадцатичасовой перелёт, за время которого Меркс даже не заснул, затем 8-часовой отдых в гостинице. И вот первые пробные круги. Эдди сразу поменял передачу 52х15 на 52х14.

    Он так хорошо себя чувствовал, что решил установить рекорд скорости на отметках  5, 10 и 20 км.

    И тут снова вмешался дождь. Проливной ливень настиг Меркса и в Мексике. Три дня трек был недоступен. Лишь на утро четвёртого дня Эдди попробовал себя, разгоняясь за дерни.

    Менеджер Меркса предложил вечером предпринять попытку установления рекорда, но врач был против. По медицинским показаниям утренние часы были гораздо благоприятнее для биологического ритма спортсмена в чужой стране, так как 8 вечера в Мехико соответствовали 3 часам ночи в Европе.

    Критическим фактором была погода. Меркс решил попробовать утром 25 октября 1972 года.

    В пять утра Эдди был готов.

    Вместе с ним в Мехико прибыли и  53 журналиста, призванные освещать это событие.

    Завтрак – тост с  любимым сыром, купленным дома, ветчина, кофе.

    В 6: 50 Эдди уже на треке, в 8:00 он закончил разогреваться и был готов.

    В этот час около 2 000 человек, услышавших о событии по радио, устремились на трек, чтобы быть свидетелями исторических 60 минут. Присутствовали даже бывший король Бельгии Леопольд, принцесса Лилиана и их дочери. Они отказались от специально выделенных мест ради простой скамейки, с которой было лучше видно.

    В последние секунды перед стартом произошёл курьёзный момент. На велосипед Эдди быстро наклеили этикетку с названием Windsor, как жест вежливости хозяевам трека в Мехико – мексиканской марки велосипедов. Меркс согласился на это, но Кольнаго был в ярости.

    В 8:56 Эдди Меркс начал свою великую гонку.

    004

    Колокол звонил на каждом круге. Если Меркс ехал по расписанию, то линию финиша он проезжал одновременно с ударом колокола. После первых двух кругов Эдди уже на четверть опережал график! Первые километры пройдены за 1:10, 5 км – за 5:55:7.

    Эдди уже на 14 секунд опережал рекорд Риттера. Зрители не верили своим глазам.

    Следующие 5 км за 5:58 вычеркнули из рекорда Риттера ещё 5 секунд.

    Меркса уговаривали немного замедлиться. После 35 км он показал, что всё же является человеком, а не машиной. Он постоянно менял положение в седле, а гримаса на его лице показывала, какие нечеловеческие усилия он прилагает.

    Не было вопроса в том, что Меркс установит часовой рекорд, был вопрос – насколько большой рекорд он покажет. Эдди едва мог говорить, когда слез с велосипеда, но он довольно быстро смог восстановить дыхание, чтобы ответить на вопросы журналистов.

    Новый рекорд установлен – за час преодолено 49,431 км на высоте Мехико.

    091005092706804844579268

    Этот рекорд продержался 12 лет, до 1984 года, когда Франческо Мозер смог побить его на велосипеде новой конструкции, с тщательно выверенной геометрией и обтекаемостью.

     

    Да, сейчас поставлены новые рекорды, но вспомните, насколько изменилась с 1972 года конструкция велосипедов, как долго гонщики отрабатывают аэродинамическую посадку. Если поставить современных спортсменов в те же условия, в каких ехал Эдди Меркс, но едва ли найдётся человек, способный даже повторить то достижение.

     

    Продолжение следует...   ;-)

  • Comments (6)

  • Leave a Reply

    In an effort to prevent automatic filling, you should perform a task displayed below.