Дуэлянты: Франческо Мозер и Джузеппе Саронни

    • Filled in Cycling History 30 Август 2009 в 4:47, author: Toscana
    • Views: 9 350.

    Стоит лишь немного углубиться в историю велоспорта, чтобы понять – времена великих чемпионов и великих сражений позади. Велоспорт слишком изменился, если сравнивать его с гонками середины ХХ века и даже двадцатилетней давности. Состязания по-прежнему захватывают, очаровывают, привлекают, но по сути своей они иные, не такие как раньше. И когда мы говорим о современных дуэлянтах – чаще всего это актуально на два-три сезона, на две-три крупные гонки. И нам остается только сожалеть, что мы не можем увидеть ничего подобного соперничеству Коппи и Бартали, Меркса и Джимонди, Ино и Лемонда, Саронни и Мозера… Все эти легендарные противостояния остались в прошлом, и мы можем только оглянуться назад и поразиться накалу страстей и удивительному спортивному духу, царившему в велоспорте в те годы.

    977197485998790005

    Пара Франческо Мозер – Джузеппе Саронни, наверное, менее всего известна русскоязычному велоболельщику, однако в итальянском велоспорте эти двое оставили значительный след, подобно незабвенным Коппи и Бартали, с которыми их часто сравнивали. Почти та же разница в возрасте, разный темперамент, разный стиль… Их polemica длилась десять лет и подарила фанатам, разделившимся на два лагеря, незабываемые эмоции, сделав Мозера и Саронни легендами велоспорта и любимцами публики, коими они являются по сей день. После них подобных дуэлянтов в велогонках уже не было. Вот их история.

    Франческо Мозер: становление чемпиона

    Франческо Мозер родился 19 июня 1951 года в Palu di Giovo, в провинции Тренто, регионе Трентино-Альто-Адидже в многодетной – и бедной - семье. У него было десять братьев и сестер, его отец Игнацио был крестьянином. Когда Франческо было 12 лет, Игнацио умер, и в 13 лет будущему чемпиону пришлось бросить школу, чтобы идти работать в поле. «Если бы я не стал велогонщиком, то стал бы крестьянином. Это было моей судьбой. Я бросил учебу, хотя мне нравилось учиться, и в 13 лет уже сел за руль трактора, хотя у меня еще не было прав. Как только они появились, я сразу же стал работать».

    Но когда знакомишься с историей семьи Мозер, нельзя сказать точно, земледелие ли было судьбой этого клана – или все же велоспорт? Первым на велосипед сел старший сын Альдо, который каждый день ездил за хлебом в крутую горку. За ним потянулись Энцо и Диего. Уже в 1954 году Альдо стал профессионалом и довольно успешным – на его счету победы в таких гонках, как Trofeo Baracchi и Gran Premio delle Nazioni. В 1958-м году она на один день облачился в розовую майку лидера, став первым Мозером в легендарном одеянии.

    foto2

    Альдо Мозер

    Энцо Мозер дебютировал в профессионалах в 1962-м году и сразу же одержал победу на первой версии Джиро дель Трентино, но его карьера продлилась всего шесть сезонов и не принесла ему особых лавров, правда, на Джиро 1964 года он два дня провел в майке лидера. Альдо сравнял счет, завоевав розовую майку на один день в 1971-м году, спустя тринадцать лет после того, как он в первый раз был лидером этой гонки. Тогда его младший брат Энцо уже сидел за рулем технички команды G.B.C., за которую выступали Альдо и Диего. А Франческо только делал свои первые шаги в велоспорте.

    foto3

    Энцо Мозер

    Он увлекся гонками довольно поздно – в 18 лет, когда пришло осознание того, что занятие спортом избавит его от тяжелой работы в поле. Его мать была против, потому что теряла еще одну пару рабочих рук, но Франческо поддержали старшие братья. В любителях он гонялся в составе команды Bottegone, участвовал в Олимпийских играх в Мюнхене, а в 1973 году дебютировал под присмотром Энцо и плечом к плечу с Альдо и Диего – это был единственный сезон, когда три брата выступали в одной команде под руководством четвертого.

    foto4

    В год своего дебюта Мозер одержал сразу две победы, одну из них – ни много, ни мало – на этапе Джиро д’Италия. В 1974-м победы посыпались уже одна за другой: Франческо был силен как на однодневных гонках, так и на многодневках, как на равнине, так и на пересеченной местности. Он никогда не был выдающимся горняком, но его ум, решимость и агрессивность помогали ему добиваться успехов на самом разном рельефе. В 1974-м году он блистал в основном на классических гонках, выиграв в том числе и Париж-Тур, в 1975-м стал чемпионом Италии в Пескаре и в трехцветной майке отправился покорять Тур де Франс.

    foto5_1

    С Эдди Мерксом

    Он стал победителем пролога в Charleroi и первого этапа в Ангулеме, получив желтую майку лидера в свое распоряжение на целых семь дней. По итогам всего Тура, выигранного Бернаром Тевенетом и проигранного Эдди Мерксом, он стал седьмым, выиграв первую в истории белую майку лучшего молодого гонщика. Это был единственный раз, когда Мозер участвовал в Тур де Франс, но и этого хватило, чтобы он приобрел бешеную популярность во Франции. А в конце сезона он добавил в свою уже внушительную копилку побед и успех на Джиро Ломбардия.

    foto6

    1976-й год принес новый урожай титулов и побед: Мозер стал победителем трех этапов на Джиро и выиграл майку лучшего спринтера, покорил такие гонки как Trofeo Matteotti и Tre Valli Varesine, был вторым на Чемпионате мира в американском Остине. Впечатляющими были и его выступления на треке – он стал чемпионом мира в гонке преследования, а также выиграл Шесть дней Милана.

    А весной 1977 года, когда Франческо Мозер был уже признанной звездой, произошла встреча, которая стала для него судьбоносной, - на гонке Trofeo Pantalica на Сицилии он был побежден молодым, никому не известным гонщиком Джузеппе Саронни.

    Чудо-ребенок бросает вызов

    Джузеппе Саронни (или просто Беппе) родился 22 сентября 1957 года в Новаре. Как и его кумир Фаусто Копи, он уроженец области Пьемонт, и, как и у его главного соперника Мозера, семья Саронни также бредила велоспортом. Его братья – Антонио и Альберто стали профессиональными гонщиками, старший – Антонио – был многократным чемпионом Италии по кроссу. Сам Беппе начал свою карьеру в 13 лет, вступив под знамена юношеской команды SC Buscatese, где сразу же поразил всех своим талантом, заработав прозвища Чудо-ребенок, Вундеркинд. В юниорские любительские годы он добивался успехов как на шоссе, так и на треке, завоевав в общей сложности 127 побед, среди которых победы на Tricolore Velocità и на гонке Шесть дней Милана в паре с Бастианелло. На Олимпийских играх в Монреале в 1976 году он стал 8-м в гонке преследования на треке, а в 1977 году, в 19 лет, дебютировал в профессионалах в составе команды Scic. В команде его звали «малышом», однако, несмотря на юный возраст, Саронни не собирался откладывать свой триумф в долгий ящик.

    foto7

    Его первая победа состоялась 29 марта 1977 года на Trofeo Pantalica. Небольшой пригорок перед финишем был идеальной точкой для атаки, и он финишировал первым, в то время как фавориты гонки Мозер и Паолини оказались заблокированными из-за остановившегося мотоцикла. Тогда-то и началось великое соперничество.

    Спустя многие годы Саронни признался, что так восхищался Мозером, что для него было делом чести победить его. Он хотел сравниться с великими гонщиками своего времени, однако победа над Мозером стала «оскорблением Его Величества». Сам Франческо вспоминает этот эпизод так: «Беппе появился неожиданно, ниоткуда. И этот незнакомец сразу же стал выигрывать, а я оказался в роли догоняющего. С этого все и началось. На гонке Pantalica, в начале сезона 1977 года мотоцикл сопровождения остановился и затормозил меня на финише, и Беппе выиграл. У меня вышла перепалка с организаторами и мотоциклистами. Я никогда не любил проигрывать, особенно какому-то незнакомцу».

    «Он буквально взбесился тогда, - рассказывает Саронни. - Хватал всех за грудки, вопил, и в следующей гонке, как по мановению волшебной палочки, мотоциклов среди гонщиков больше не было».

    В тот год Саронни добыл еще несколько ценных побед: Giro del Friuli, Tre Valli Varesine и Giro del Veneto. На Флеш-Валлонь он был вторым следом за Мозером – соперничество обострялось. Сам Франческо боролся за победу в генеральной классификации Джиро и стал вторым, проиграв бельгийцу Michel Pollentier. Удачный сезон привел их обоих в национальную сборную, отправившуюся в Венесуэлу, в Сан-Кристобаль на Чемпионат мира. Мозер стал победителем, Саронни, внесший огромный вклад в победу соотечественника, финишировал 9-м, что было очень почетно для дебютанта. «На Чемпионате мира в Сан-Кристобаль я понял, что в один прекрасный день я выиграю свой чемпионат, но тогда я работал на Франческо добровольно».

    foto8

    Финиш Мозера в Сан-Кристобаль

    Последняя легендарная дуэль

    В 1978 году Беппе начал проявлять себя всерьез. Ему было всего 20 лет, а гонялся он с решимостью и агрессивностью тринадцатилетнего подростка. Он завоевал Trofeo Pantalica и Tirreno Adriatico в качестве подготовки к Милан-Сан-Ремо, затем ехал Примаверу на победу, и ему почти это удалось, если бы не De Vlaeminck. После этого он выиграл Coppa Agostoni, Giro di Campania, Giro di Puglia, третий этап Джиро, где занял 5-е место в генеральной классификации, что привлекло к нему всеобщее внимание как к гонщику и на многодневки, не только классику.

    foto9

    Он был хорош всюду – в спринте, в разделке, на пересеченной местности. Как и Мозер, он не был выдающимся горняком, но компенсировал это своими неутомимыми атаками. Однако на брусчатке он не мог составить конкуренцию Мозеру, в то время как тот мечтал побеждать на Париж-Рубэ, что и осуществил в 1978 году.

     

    Конец сезона для обоих снова был ознаменован участием в Чемпионате мира в Нюрбургринге, и оба остались в проигрыше – Мозер стал вторым, Саронни – четвертым. «Из-за нашего соперничества мы лишились титула, который должен был стать итальянским», - признавался позже Саронни.

    Их противостояние действительно разгоралось с каждой новой гонкой. Мозер, как менее быстрый в спринте, делал все, чтобы оторваться от Саронни, которому было достаточно сесть на колесо соперника, чтобы потом одурачить его на финише. Для них обоих в нем не могло быть компромиссов – так же получилось и с болельщиками. Фанаты разделились на два лагеря – «moseriani» и «saronniani». Вспоминает Саронни: «Фракция болельщиков Мозера была более жесткой, горячей, вспыльчивой. Я помню случай, когда однажды ночью они играли и пели под нашими гостиничными номерами, чтобы не давать нам спать. Я до сих пор не знаю, Франческо ли отправил их, или это была инициатива самих тифози. Также среди журналистов было больше «мозериани», но это нормально: я был молодым и дерзким. Франческо наоборот был уже известен». Мозер: же утверждает, что «в основном это соперничество было вызвано прессой. Я подтверждаю: тифози были и среди журналистов. Например, Анджело Зоменьян был железным «саронниано». Это было очевидно по тому, как задавались вопросы».

    Сразу же возникли сравнения с Коппи и Бартали, Саронни и Мозер затмили собой всех прочих итальянских велогонщиков, потому что третьим лицам не было места в этой борьбе. «Бедный Гавацци, бедный Баттальин, бедный Барончелли: они много побеждали, но заголовки газет пестрели нашими победами и нашими же поражениями», - говорил Мозер.

    «В те времена гонки тогда были длинными, и у меня было время пошутить над Мозером. Это правда: у меня была возможность бесить Франческо. Не могу сказать, почему, знаю только, что это мне хорошо удавалось. С учетом различий в масштабах, можно сказать, что наше соперничество было последним, приблизившимся к Коппи и Бартали».

    В сезоне 1979 года Саронни вышел на пик своей потрясающей формы, и борьба обострилась еще больше. Начало сезона было связано с двумя горькими вторыми местами – на Милан-Сан-Ремо, снова позади De Vlaeminck, и снова на Флеш-Валлонь, на этот раз позади Бернара Ино. Но дальше шли только победы. Франческо Мозер же второй раз подряд выиграл Париж-Рубэ, и две звезды сошлись в схватке на главном старте сезона – Джиро.

    foto12

     

    Все говорили, что эта Джиро скроена специально для Мозера: маршрут отличался сравнительно плоским рельефом, к тому же в гонке было четыре разделки, включая пролог. Мозер сразу же воспользовался своим преимуществом: в прологе он побил Саронни на 3 секунды и завоевал розовую майку. В последующие дни его преимущество только росло. Но в разделке до Сан-Марино ход гонки изменился: все ждали доминирования Мозера на подъеме, но Саронни нанес ему поражение, отыграв 1.28 и отняв розовую майку. Двумя днями позже, во время разделки Lerici-Portovenere, он финишировал позади норвежца Кнута Кнудсена, но впереди Мозера, чем еще больше укрепил свое лидерство. Чтобы отыграться, Франческо отчаянно атаковал в Доломитах, но Саронни держался крепко. Мозер выиграл этап Pieve di Cadore-Trento, но Саронни ответил выигранной разделкой на 44 км, опередив Мозера на 21 секунду. Разрыв в итоговой генеральной классификации между ними составил более двух минут, и Беппе Саронни в 21 год и 8 месяцев стал одним из самых молодых победителей Джиро в истории.

    foto13

    «В 1979 году Джиро была скроена как будто под меня, но я проиграл Саронни», - сетовал Мозер, на что Беппе ответил следующее: «Если отвлечься от намеченного (маршрута), Джиро всегда выигрывалась кондициями и ногами».

    Всего в сезоне у Саронни было 29 побед в самых разных гонках. Однако столь желанный титул Чемпиона мира по-прежнему ускользал от него - на Чемпионате мира в Валькенбурге он был только 8-м.

    foto14

    Мозер же несколько компенсировал свое поражение на Джиро завоеванием титула национального чемпиона. Следует признать, что с этого момента калибр его побед несколько уступал победам Саронни, который сметал все гонки, вне зависимости от их характеристик и продолжительности. Но Мозер обладал тем, чего у Саронни, в силу его молодости, не было и еще не могло быть – непререкаемым авторитетом в пелотоне. Недаром главным из его многочисленных прозвищ считается lo Sceriffo (Шериф) – оно было получено за его способность навести порядок в группе во время гонки. К тому же в эти годы он успешно выступал на треке, в то время как его молодой соперник отдавал предпочтение шоссе. Франческо уже вылетел из-под крыла старшего брата, который ушел в сторону, как только понял, что человеку с таким характером, как у Checco, не нужны ангелы-хранители.

    Так или иначе, Саронни и Мозер продолжали оставаться самыми побеждающими гонщиками в пелотоне.

    Для Беппе 1980-й год стал почти точной копией предыдущего сезона, только на этот раз в другой майке – команды Gis: так же второе место на Милан-Сан-Ремо, на этот раз после Пьерино Гавацци, однако он стал первым на Флеш-Валлонь, опередив Нильсона и Ино. На Джиро он поставил свой рекорд, выиграв 7 этапов за одну гонку; в генеральной классификации став 7-м. Рекорд по количеству побед в одной гонке был побит только в 2004-м году Алессандро Петакки. Саронни также выиграл Чемпионат Италии.

    foto15

    Мозер же в третий раз повторил свой успех в Северном Аду, выиграл Тиррено-Адриатико и Джиро дель Трентино. В те годы совершенно естественным явлением было то, что топ-гонщики держались в форме на протяжении всего сезона и выигрывали самые разные гонки. И Мозер, и Саронни отмечают эту особенность, сравнивая свои времена с современностью. «Для велоспорта и тифози не очень хорошо то, что они не могут видеть великих чемпионов на протяжении всего сезона. Да, это плохо для велоспорта», - говорит Мозер. «В мои времена велоспорт был другим, мы соревновались все время. Сегодняшний велоспорт заставляет спортсменов составлять программы и специализироваться: нет, мы были другими, и я мог проявлять себя повсюду. В то время вы были вынуждены ехать как классики, так и большие гонки. И соперничество продолжалось от Милан-Сан-Ремо до Джиро Ломбардии», - вот слова Джузеппе Саронни. И действительно, глядя на их результаты, поражаешься многообразию покоренных ими соревнований и тому, что они побеждали в течение всего года. Сейчас это немыслимо, как немыслимы и эти цифры: по 30-40 побед в год. И жажда побед не утихала.

    foto16

    1981-1982 годы – время непрекращающихся сражений на самых престижных гонках мира. Оппоненты дарили зрителям незабываемое шоу, оставаясь по-прежнему непримиримыми врагами. Мозер признавался, что попытки примирения между ними были, но это не оканчивалось ничем хорошим. «Франческо Мозер – очень важный соперник для меня. Это соперничеств во многом способствовало привлечению внимания публики. В гонках мы действовали не по сценарию, очень спонтанно, иногда даже слишком. Каждая его победа была для меня бедой. Когда он выигрывал, я был болен. Зачем это скрывать?».

    foto16_1

    Но их вражда не исключала уважения друг к другу и признания силы оппонента.

    Франческо Мозер: «Беппе всегда был быстрее меня. Когда он не ошибался и ему не наскучивало, побить его в спринте было очень сложно».

    Джузеппе Саронни: «Я всегда завидовал мужеству Франческо, его решимости и его духу жертвенности, который проявлялся в особенности тогда, когда условия были особо трудными».

    С 1982 года Саронни выступал в команде Tongo-Colnago, в желтой форме которой одержал свои самые важные победы. В конце сезона 1982 года Беппе исполнил свою давнюю мечту – стал чемпионом мира в Гудвуде, опередив Лемонда и Келли.

    foto17

    Финиш Саронни в Гудвуде

    Его рывок на последнем километре вошел в историю как «выстрел в Гудвуде». Интересно, что Мозер в тот год добровольно передал лидерство в национальной сборной в руки Саронни. «В тот день все прошло невероятно хорошо. Для того чтобы победить на Чемпионате мира, не надо просчитывать стратегию, просто кому-то в этот день нужно иметь хорошие ноги, чтобы совершить нечто экстраординарное».

    foto18

    Мозер и Саронни

    Но ему всегда было слишком мало уже завоеванных побед: в том же сезоне на его счету победа на Джиро Ломбардии в радужной майке. Эрнесто Кольнаго, с которым они тесно работали вместе, специально для него создал велосипед Beppe Saronni.

    foto19

    Саронни и Эрнесто Кольнаго

    В 1983-м году побед было уже меньше, но он все равно выигрывал. После вторых трех мест подряд он все же выиграл Милан-Сан-Ремо, а в мае вышел на старт Джиро в ранге фаворита.

    foto20

    Мозер был его главным оппонентом в борьбе за итоговую победу. Но пролог, его специальность, был блокирован и аннулирован из-за забастовки в Брешии. В первые дни розовую майку носили швед Томми Прим, швейцарец Урс Фрюлер, Паоло Розола и Сильвано Контини. Потом на подъеме Campitello Matese Мозер и Прим потеряли 2.12, в то время как Саронни, будучи в великолепной форме, забрал майку лидера в Солерно, где Морено Арджентин выиграл этап. На разделке Reggio Emilia-Parma он закрепил свое доминирование: привез 50 секунд Висентини, 2.55 Мозеру и 3.34 Баттальину, который потом сошел вместе с Мозером. Перед последним этапом, разделкой на 40 км Gorizia-Udine Саронни опережал Висентини на 1.56, и в этот момент стало известно, что полиции удалось раскрыть невероятный заговор против него: поставщик шин для команды Висентини в отеле в Гориции предлагал баснословные деньги двум официантам, чтобы они добавили слабительное в суп Саронни. Но полиция нарушила эти планы: Саронни проиграл всего 49 секунд и выиграл свой второй гран-тур.

    foto21

    И – невероятно, но факт – этот сезон стал последним блистательным сезоном в карьере Джузеппе Саронни. В 26 лет он как будто истощил свои силы и ушел в тень. Все надеялись на то, что в силу его молодости результаты вернутся, но после семи чрезвычайно интенсивных сезонов в профессиональном велоспорте форма Беппе неуклонно шла на спад: в 1984-м году – всего две победы.

    Часовой рекорд Мозера

    Для Мозера 1984 год наоборот стал судьбоносным. В январе он прибыл в Мехико с намерением побить часовой рекорд, который двенадцатью годами ранее был установлен Эдди Мерксом (49.431 км). Он пытался сделать это еще несколькими месяцами раньше, но затея провалилась, и теперь рекорд должен был быть поставлен с помощью целой команды специалистов под общим руководством профессора Конкони. «Если в жизни вы не пробуете что-то новое, тогда объясните мне, зачем жить?» - вот девиз, на котором основывалось начинание Мозера. 23 января он установил новый мировой часовой рекорд, преодолев за час 50.080 км. Спустя 4 дня он повторил подвиг: побил новый рекорд с результатом 51,151 км.

    foto22

    Объяснение этим невероятным достижениям, которые в течение долгого времени считались невозможными, можно найти в тренировочных принципах профессора физиологии Франческо Конкони, под руководством которого тренировался Мозер. Конкони разработал свою специальную методику тренировки, центрированную на частоте сердечных сокращений (ЧСС). С этого момента каждый спортсмен мог улучшить свои спортивные результаты, используя специальные принципы тренировки, предложенные профессором Конкони.

    foto23

    Особенным был и велосипед Мозера, на котором был установлен рекорд: с дисковыми колесами, переднее было несколько меньше заднего. Его попытка установить часовой рекорд открыла дверь научно-технической революции в велоспорте. Мозер привнес инновации в систему питания, в тренировочную практику, в одежду (специальный комбинезон и аэродинамический шлем), в технику сборки велосипедов.

    foto25

    Он неоднократно пытался побить собственный рекорд, в том числе и на треке в Крылатском в 1987 году. Последняя попытка относится к 1994 году, когда в том же Мехико он пытался побить рекорд, установленный Крисом Бордманом. Он выполнил норму в 51,840 км, на 400 метров меньше необходимого, но побил свой собственный предыдущий результат.

    В 1997 году его рекорд был отменен из-за разницы в технических характеристиках велосипедов, и стало считаться, что рекорд Меркса был побит только в 1993 году. В 1999 году Франческо Мозер также признался, что при установлении мирового рекорда использовал кровяной допинг, который, однако, в то время не был незаконным.

    Закат дуэлянтов

    В том же 1984 году Франческо был готов к исполнению и других грандиозных планов. Он хотел, чтобы его брат Энцо снова был рядом, и тот оказался за рулем технички Gis Tuc-Lu, и они вместе наслаждались последними громкими победами.

    Весной он выиграл Милан-Сан-Ремо, повторив достижение Пети-Бретона, Фаусто Коппи и Эдди Меркса, которые также выигрывали Примаверу сразу после установления часового рекорда.

    В мае Франческо одержал главную победу в карьере – выиграл наконец-таки Джиро в упорной борьбе с Лораном Финьоном. Француз, который смотрелся явным фаворитом в горах, снял с Мозера розовую майку всего за два дня до конца гонки, но на последнем этапе, в разделке, которая заканчивалась в Вероне, Мозер сумел отыграться. Благодаря своему велосипеду с дисковыми колесами он одержал победу и опередил Финьона, в пятый раз в своей жизни поднявшись по подиум Джиро, на этот раз – на первое место.

    foto26

    В 1985 году немного оживился Саронни: он выиграл два этапа на Джиро (Мозер – три). Годом позже он бился за победу с Висентини, но проиграл, как проиграл и Чемпионат мира в Колорадо, став лишь третьим.

    foto27

    В сентябре 1987 года закончил свою карьеру Франческо Мозер. До последнего дня в профессионалах он оставался в форме, выиграв такие гонки как Тур Средиземноморья и Джиро дель Трентино. Саронни же с 1987 по 1990 год выиграл совсем не много гонок, и почти все – второго дивизиона. Как и Мозер, он выступал рядом со своим братом Альберто – тот был его партнером по команде. Он закончил свою карьеру в 1990 году победой на гонке Giro della Provincia di Reggio Calabria. И хотя спад его формы начался еще до 30 лет, статистика достижений потрясает, как потрясает и статистика достижений Франческо Мозера.

    Мозер стал третьим в истории гонщиком по количеству побед – 273, после Эдди Меркса (426) и Рика ван Лоя (379). Он также является третьим гонщиков по количеству дней, проведенных в розовой майке лидера: их у него 57, а в то время как у Меркса 77, а у Альфредо Бинды – 59. В его активе победа на таких гонках как Париж-Рубэ (3 раза), Джиро Ломбардии (2 раза), Милан-Сан-Ремо, Флеш-Валлонь, Гент-Вевельгем, Чемпионат Цюриха. Он выиграл 2 этапа на Тур де Франс, 2 этапа на Вуэльте и 23 этапа на Джиро. Это только самые яркие из его феноменальных достижений.

    Джузеппе Саронни за свою карьеру завоевал около 200 побед, из которых 85 – этапы на многодневках (в том числе 24 на Джиро). Он провел 49 дней в розовой майке лидера, выиграл две Джиро, Милан-Сан-Ремо, Флеш-Валлонь, Джиро Ломбардии, 2 этапа на Вуэльте, был чемпионом Италии и мира, как и его главный оппонент.

    Их роднит разносторонность и то, что никто из них так и не достиг значительных успехов во Франции. Однако у Саронни и Мозера получилось стать величайшими гонщиками и без завоевания Тур де Франс.

    Их вражда закончилась, едва они завершили свои карьеры.

    «Соперничество между нами – это целая эпоха, еще бы! – говорит Мозер. – Без сомнения, оно принесло только хорошее: нам и велоспорту. В гонке мы никогда не ехали в согласии. Это отличное воспоминание, но когда наши карьеры закончились, все успокоилось Ясно одно: все шло хорошо и для меня, и для него. Хорошего было больше, чем плохого. Говорю без боязни: к моему счастью, был Саронни, и я был для него. Иначе наше место заняли бы другие, а это было бы гораздо хуже».

    «На самом деле это были отличные моменты. Франческо прав, наше соперничество принесло пользу всем. Конечно, мы проигрывали некоторые гонки по пустякам и назло, но соперничество стимулировало нас очень сильно и заставляло выкладываться по максимуму, как нас, так и наши команды», - так сейчас говорит Саронни о тех временах.

    Легенды и современность

    Такие люди просто так не исчезают из поля зрения публики, а Мозер и Саронни и не думали исчезать, несмотря на то, что после «ухода на пенсию» пошли разными дорогами.

    foto1

    Франческо вернулся к корням, к земле: вместе с братьями он занимается производством вина и яблок. «Мне кажется, что люди, у которых велоспорт в крови, также тесно связаны с землей», - говорит он.

    af9765483b

    Однако сельское хозяйство – далеко не все, что увлекает этого целеустремленного человека. Он весьма успешный производитель велосипедов – марка носит имя прославленной велосипедной семьи – Moser. Также он продолжает оставаться в мире велоспорта как сотрудник RCS, общества организаторов Джиро д’Италия. Мозер проявил себя и в политике, занимал различные должности в администрации провинции Трентино, входил в состав Совета профессионалов UCI и был в 2001 году кандидатом на пост президента Итальянской федерации велоспорта. Даже сейчас, спустя 22 года после его последней гонки, его сухощавая фигура является непременным атрибутом важнейших стартов сезона. Он по-прежнему кумир велоболельщиков в Италии, активный участник благотворительных гонок и мероприятий. Женат, у него трое детей, его племянница замужем за Джильберто Симони. У семьи Мозер поистине славная история, и история эта будет продолжаться – племянник Франческо и сын Диего Леонардо сейчас гоняется в составе Diquigiovanni. А сам Франческо Мозер остается публичной фигурой, и у него всегда есть что сказать о велоспорте, о его прошлом и настоящем.

    77788

    Альдо, Энцо, Франческо Мозер и Джильберто Симони

    «Я никогда не был звездой. Это не в моем характере. Я пытался сделать максимум из возможного. Для болельщиков, для земляков, для наград… Да, было тяжело только приехать домой и сразу же уехать снова. Но это жизнь. Велоспорт – это спорт, требующий жертв, спорт, который учит терпеть страдания, настоящая школа жизни. У меня был выбор, как и у всех остальных. И все, что происходило со мной, - прекрасно. Все».

    foto30

    Джузеппе Саронни тоже не ушел в тень, а остался активным участником сегодняшней жизни велопелотона. Он – генеральный менеджер команды Lampre, одной из двух итальянских топ-команд. А еще человек, у которого есть свое мнение обо всем происходящем сейчас, и к его мнению привыкли прислушиваться.

    foto31

    «Велоспорт переживает трудный момент в связи с допинговыми скандалами сейчас. Но я верю, что так обстоят дела во всех видах спорта. Единственное различие – в том, что в велоспорте на допинг не делают скидку. По-прежнему имеет большое значение, в связи с допингом в велоспорте, то требование, чтобы санкции стали одинаковыми. Неизменными, например, от федерации к федерации. От гонки к гонке. Хватит анархии. И нужно решить проблему разрешения использования некоторых препаратов, таких как средств против астмы и бронхиальных средств: или да, или нет, с четкостью. И не допустить, чтобы допинг и антидопинг стали только демонстрацией и парадом силы, как это много раз было на Туре».

    «В основе моей страсти к велоспорту лежало то, что было главной характеристикой велоспорта тех лет: тот факт, что гонщиков сравнивали на протяжении всего года. Это то, чего не хватает сейчас: между специалистами многодневок и однодневок, Джиро и Тура, Арденн и брусчатки простому болельщику все труднее найти точки связи. Кроме того, это приводит к обостренной подготовке, с риском для гонщика прибегнуть к запрещенному кратчайшему пути. В год рождения про-тура надо было решить и эту проблему: усовершенствовать календарь для топ-гонщиков. Но потом основные интересы сменились, и первоначальный план не был использован».

    stampa2

    Дамиано Кунего и Джузеппе Саронни

    «Меня спрашивают, выживет ли велоспорт. Мы уже не на краю пропасти, хотя сделали несколько шагов в пустоту и чудесным образом не упали. Ответственность лежит на всех: после всего, что произошло в последние годы, по-прежнему неприемлемо слышать: «Я не знаю, я не хочу». Сложно планировать дальнейшие действия. У меня есть предложение содержать в командах меньшее количество гонщиков, которых будет легче контролировать. Я счастливый человек, в жизни у меня было все за 50 лет. Я прошу лишь маленький подарок у велоспорта: немного спокойствия, ясности и чистоты».

    foto32

    Карло и Джузеппе Саронни

    Саронни женат, его жену зовут Мария Лаура Бертани. У них двое детей – Глория и Карло. Карло Саронни стал, как и его отец, велогонщиком и сейчас числится стажером в Lampre, однако Беппе настаивает, чтобы сын сначала получил высшее образование, а потом уже решил, нужны ли ему гонки. Он подчеркивает, что для Карло не будет никаких исключений: он должен будет доказать свою способность стать профессионалом, как и любой другой, кто намеревается носить цвета Lampre. Велогонщиками стали и племянники Беппе, сыновья его братьев: Луиджи, Маттиа и Омар. Последние двое гоняются за молодежную команду SC Saronni, организованную старшими Саронни в тесном сотрудничестве с Lampre.

    Они больше не враждуют, великие Мозер и Саронни. Им больше нечего делить – только воспоминания о славных временах, которые никогда уже не повторятся, и оттого их достижения становятся особо ценными как для тех, кому посчастливилось стать живым свидетелем эпохи последней великой дуэли, так для тех, кого не оставляет равнодушным история велоспорта.

  • Related Posts

      -- enable recent posts plugin --
  • Comments 12 комментариев

  • Quote

    шикарно… читается на одном дыхании… столько всего нового узнала. Галя, еще раз огромное спасибо за интересную статью 😀

  • Quote

    Галя, спасибо за очередной шедевр! Очень согласна с этим:

    времена великих чемпионов и великих сражений позади. Велоспорт слишком изменился, если сравнивать его с гонками середины ХХ века и даже двадцатилетней давности. Состязания по-прежнему захватывают, очаровывают, привлекают, но по сути своей они иные, не такие как раньше. И когда мы говорим о современных дуэлянтах – чаще всего это актуально на два-три сезона, на две-три крупные гонки.

    Читать про велогонов именно тех лет, лично мне, намного интересней, чем читать о нынешних велогонах, этим еще только предстоит стать личностями 🙂 И то, смогут ли, а вот об этом нам Галя поведает лет через 10-20 🙂

  • Quote
    Bruzeghinka Russia on 30 Август 2009, 18:46:

    Галя, спасибо большое! Про Саронни я вообще впервые узнала, а дуэль ведь действительно была захватывающей,
    и то, что сейчас она ожила — твоя заслуга! 🙂

  • Quote

    Отличная статья!!! Действительно ,великое рядом, стоит только оглянуться….
    Спасибо Галя !!!

  • Quote
    KazakhNeRider Russia (Editor) on 31 Август 2009, 08:40:

    ой, Галин, слов нет, действительно спасибо просто огромное!!! 🙂

  • Quote

    так классно написано, что читается легко и интересно. 😀
    впечатляют достижения этих гонщиков…и еще больше хочется понаблюдать за какой-нибудь такой дуэлью. 🙄 😎

  • Quote

    Откуда оригинал взят? it.wiki?

  • Quote

    Toscana,титаническая работа,а говорят что нельзя объять необъятное 🙂 Этот труд заслуживает того чтобы о нем говорили как о шедевре!!!Огромное спасибо!

  • Quote

    Откуда снят оригинал? it.wikipedia.org? Кем модерируется форум? Почему мои сообщения удаляются?? Почему автор статьи не отвечает???

  • Quote
    KazakhNeRider Kazakhstan (Editor) on 3 Сентябрь 2009, 00:08:

    Откуда снят оригинал? it.wikipedia.org? Кем модерируется форум? Почему мои сообщения удаляются?? Почему автор статьи не отвечает???

    KimberlyClark, комментарии новых участников проходят пре-модерацию, извините, что не заметили вовремя. Второе — наши авторы не замечены в бездумном копировании, в случае же перевода — обязательно указывают источник. В данном случае — Тоскана собрала и переработала огромное количество материала, я думаю, что это заметно невооруженным глазом.
    По поводу администрации форума — можно найти здесь http://astanafans.com/about

  • Quote
    Alexei Moldova (Editor) on 3 Сентябрь 2009, 00:12:

    KimberlyClark,
    идёт огромное количество спама. Извиняюсь, но сегодня удалил Ваш комментарий видимо по ошибке, так как он был похож на спам.
    Причины:
    1. состоял из 2 слов, то есть короткий.
    2. присутствовала ссылка на сайт.

    Еще раз извиняюсь.

  • Quote

    otli4naya rabota, Galya! spasibo bol’shoe!)
    zhdu novyh statei)

  • Leave a Reply

    Анти-спам: выполните задание