Сергей Новиков: был соблазн податься в бега…

    • Filled in Cycling in ex-USSR 11 Декабрь 2011 в 9:50, author: Editor
    • Views: 2 683.

    Интервью данное корреспонденту издания "Спортивная панорама" молодым и подающим большие надежды белорусским гонщиком Сергеем Новиковым. Следует отметить, что он является одноклубником феномена итальянского велоспорта - Фабио Ару, который присоединится к "Астане" в новом сезоне.

    За границей он провёл первый сезон. И хотя победу одержал лишь одну, успел неплохо себя зарекомендовать. Достаточно сказать, что на шоссейном чемпионате мира в Копенгагене итальянские телекомментаторы называли Сергея НОВИКОВА одним из главных фаворитов андеровской групповой гонки. Оправдать ожидания белорусу там, правда, не удалось. А вот на европейском форуме он нынче завоевал «серебро». И в целом сезоном остался доволен.

    — Я и в прежние годы, в общем-то, не стоял на месте, постепенно прибавлял. Но не ожидал, что уже сейчас смогу выйти на такие результаты. Вместе с тем понимаю, что можно было и большего добиться.

    — Победа у вас была одна?

    — За рубежом — да, на итальянской гонке «Вентаж», которую впервые проводили, причём в стиле ретро. Ехали её все на старых велосипедах, что оказалось непросто. Потому что 130-километровая дистанция включала семь участков бездорожья. И в конце июня выиграл чемпионат страны среди андеров в Мозыре. Ещё несколько раз был близок к победе, но всегда чуть-чуть не хватало — финишировал вторым-третьим.

    — Сезон получился для вас на удивление насыщенным.

    — Да. Если в прошлом году у меня было порядка 30 стартов, то нынче 65. В отличие от Кости Клименкова, который в «Палаццаго» гонялся уже второй год, я к осени явно подустал. Силы, может, ещё и остались, но морально чувствовал себя вымотанным. К концу сезона не было уже никакого желания гоняться. Даже смотреть на велосипед не хотелось. Не мог дождаться, когда наконец отдохну.

    — Главным успехом стало «серебро» континентальной чеканки. Рассчитывали на него?

    — Нет. Чемпионат Европы проводился в Тоскане, где дождей летом практически не бывает и стоит жуткая жара. Наша гонка стартовала, когда было 40 градусов. Трасса очень тяжёлая. 14-километровый круг включал две горы, спуск и немного равнины. Общая протяжённость дистанции составляла 175 км. На первой половине я неважно себя чувствовал. Чтобы как-то охладиться, клали лёд на шею, который к концу круга превращался в воду. И на каждом кольце мы выпивали по литру жидкости. На удачу рассчитывать не приходилось. Выживали действительно сильнейшие, все остальные сходили. Из 170 человек до финиша доехало только 40.

    — Кто вам давал задание на гонку?

    — Своим успехом мы в первую очередь обязаны, пожалуй, своему итальянскому тренеру Оливано Локателли. Он дал «технички», велосипеды, станки, возил нас на просмотр трассы. Причём и для Елены Омелюсик нашёл хороший велосипед. И тактику мы с ним обсуждали. Иногда, когда казалось, что сил больше нет, хотелось проигнорировать его советы, где-то поберечься, отдохнуть, хотя и знал, что в такие моменты крайне важно перетерпеть. Мы старались следовать его указаниям, что и привело к двойному успеху.

    — А вы разве с рациями ехали?

    — Нет, андерам не разрешают ими пользоваться. Мы всё оговорили перед стартом и по ходу гонки, стоя на кругу, Оливано что-то подсказывал.

    — Вы с Костей уехали в отрыв?

    — Это даже не отрыв был. Просто в конце четырёхчасовой гонки по такой жаре впереди остались человек 20, многие из которых отстали на последней горе. Хотя с целью уехать в отрыв на ней никто не атаковал. В итоге наша группа лидеров сократилась до пяти человек. Конечно, желательно было нам занять первое и третье места, потому что в велоспорте по-настоящему ценится только победа. Но, к сожалению, не получилось. Чего не хватило? На тот момент Костя выглядел посильнее, моя форма уже пошла немного на убыль. Поэтому я был согласен во всём помогать ему. На последнем километре все начали атаковать. После очередного рывка я стал немного отставать, как и украинец с итальянцем, а Костя сел за лидером — Прайдлером. Финиш у него из небольшой группы есть, и я надеялся, что он разберётся с немцем. И вскоре они поменялись местами. Но за 50 метров до черты Прайдлер вернул себе первую позицию. Увидев это, решил сам спуртовать. Но, поскольку прежде «словил» дырку, успел догнать только Костю.

    — Ещё одно второе место вы заняли на однодневке Гран-При ди Поджиано…

    — Да. Это интернациональная гонка, которая даёт рейтинговые очки для участия в чемпионате мира. Во многом она напоминала чемпионат Европы. Её дистанция под 180 км также пролегала по горам. Правда, было не так жарко — градусов 35. В конце основная группа сократилась до 10 человек. Оставалось проехать три равнинных круга по 10 километров. Поскольку хорошо себя чувствовал, уехал в отрыв и ждал, кто ко мне присоединится. Приехал итальянец Маттео Каттанео, с которым реально было бороться на последней прямой. Но я рано начал финишировать. Оливано кричал, чтобы сидел сзади, не высовывался, но, видимо, слишком велико было желание выиграть. Не послушавшись тренера, проиграл всего несколько сантиметров. Спортсмену, который выиграл «Джиро» для гонщиков до 27 лет и неимоверно престижную «Кападарку», конечно, не стыдно уступить, но всё равно обидно.

    — Вы стали восьмым на «Джиро Био», что также следует отнести к весомым достижениям.

    — Да. Эта гонка не зря называется самой чистой. На ней буквально через день у спортсменов берут кровь, мочу на допинг. Тренерам не разрешают жить с гонщиками. Если вдруг анализы свидетельствуют о переутомлении — к примеру, много лактата в крови, то могут не допустить к следующему этапу — чтобы поберечь твой организм. Из девяти этапов только два были равнинными, остальные горные и длинные. Семикилометровых перевалов мы, правда, не штурмовали, нам и километровых хватало, особенно когда они следовали один за другим. Восьмое место стало для меня в какой-то степени сюрпризом. До шестого этапа я шёл вторым в генеральной классификации. И на четвёртом был шанс на два дня надеть майку лидера, но ошибся. Это тот случай, когда особенно жалеешь об отсутствии рации. Мы ехали 160 км. За 20 км до финиша на спуске лидер уехал в отрыв, чего я не должен был допускать, но, к сожалению, не столь уверенно чувствую себя на серпантинах, где-то побаиваюсь. Итальянцы, выросшие на этом рельефе, как будто по пластилину едут, а меня в кювет выносит, поэтому подтормаживаю. Увидев на равнине, что соперника нет, перемандражировал и пошёл в атаку, которую никто из попутчиков не поддержал. А этого делать не стоило. На «столе» нереально в одиночку уехать от шестёрки преследователей. Я «лупил» изо всех сил, но ничего не изменил. На заключительной горе пошли основные разборки. За два километра до вершины тот самый лидер отстал, а позже — и я. Майку надел Катанео. Жалко было. И хотя гонка тем и интересна, что спортсмены сами строят её, я бы все равно выбрал рацию.

    — На чемпионате мира итальянские комментаторы называли вас одним из главных фаворитов андеровской групповой гонки. И судя по тому, как часто вы попадали в кадр, такого мнения придерживались не только они…

    — Как уже сказал, к концу сентября я устал психологически. С самого старта в Копенгагене мне не хватало свежести и желания бороться. Я понимал, что на меня все смотрят, что надо доехать. Знал и то, что коль тебе тяжело и ты в хвосте, рано или поздно наверняка отстанешь. За пять километров до финиша, когда скорость возросла и все стали «сыпаться», я обгонял ребят и после поворота «поймал» дырку, которую не смог закрыть. С удовольствием отдал бы кому-то из земляков место в команде, но кому, если замены нет? Да, я отобрался, но подошёл к чемпионату не в лучшей форме. А на главных турнирах должны стартовать, считаю, те, кто лучше готов в этот момент. В Беларуси немало хороших ребят, но им не хватает гонок.

    — Как попали в «Палаццаго»?

    — Через моего тренера из РЦОП Евгения Сенюшкина, который сам когда-то в этой команде гонялся. Это был очень непростой год. Сложнее всего так долго быть оторванным от дома. Все завидовали, что я в Италии, а я жутко скучал по родным. Начал их по-настоящему ценить. И понял, кто настоящий друг, а кто — нет. Некоторые из них за девять месяцев ни разу не написали, не позвонили. И к Оливано Локателли, хотя и знал, что он слывет суровым наставником, оказалось тяжело подстроиться. Он очень эмоциональный и требовательный. Но должен признать, что и даёт всё и ещё чуть-чуть сверху, чтобы сделать из тебя гонщика. При этом он постоянно держал нас в стрессе, чтобы были в тонусе, немного боялись и знали, что можем получить нагоняй. По его мнению, благодаря этому мы будем всегда сконцентрированны и сможем чего-то добиться. Такова его психология. На славян, поскольку мы сильнее итальянцев, прессинг был больше. Местных чуть что — родители сразу забирали.

    — Белорусы, помнится, тоже как-то спасались бегством…

    — И меня однажды такие мысли посещали. Но Оливано — сильный психолог. Почувствовав, что перегнул палку, он взял меня за руку, час беседовал и переубедил, после чего я не мог сказать «нет».

    — Вы жили вместе с Клименковым в комнате?

    — Нет. Он расселил нас, наверное, через месяц, чтобы поскорее выучили итальянский. И я неплохо его освоил. По крайней мере английский, который 10 лет учил в школе и три года в университете, знаю куда хуже. Костя и еще два украинца жили в командном доме на горе, а я один внизу. Сейчас понимаю, что это тоже плюс, но за девять месяцев не проронить ни слова по-русски слишком тяжело. Просто старался терпеть в надежде на то, что даже в профессионалах, если попадёшь туда, после «Палаццаго» будет легче. Там как в детском лагере: за тобой всегда следят — не делай то, не делай это. А если на 150 г поправился — пожалуй на шестичасовую тренировку.

    — С будущим определились?

    — Пока нет. В профессиональную команду сейчас тяжело попасть. Многие из них объединяются. Все хотят побед, поэтому из молодёжи берут только феноменов типа нашего Ару. И все клубы стараются взять больше своих гонщиков. С одной андеровской (до 27 лет) командой из Тосканы я вроде договорился, но понимаю, что шансов раскрыться в «Палаццаго» у меня куда больше. Оливано сразу сказал, что нужно два года в его команде отгоняться, чтобы попасть в профессионалы. И я на 101 процент уверен, что у него точно буду показывать хорошие результаты. Он складывает их из мелочей. Но не знаю, как уговорить себя остаться у него.

    Елена ДАНИЛЬЧЕНКО

  • Related Posts

      -- enable recent posts plugin --
  • Comments (1)

  • Leave a Reply

    Анти-спам: выполните задание