Выдержки из интервью Армстронга каналу ESPN

    • Filled in Astana Pro Team 1 Ноябрь 2008 в 7:11, author: KazakhNeRider
    • Views: 1 797.

    Прочтите оригинал беседы здесь http://sports.espn.go.com/oly/cycling/columns/story?id=3672174, возможно где-то там же выложена видеозапись. Я перевел не все, к тому же возможны ошибки. Но думаю, что главные тезисы и те, что касаются Ленса и Астаны, я не переврал.

    - Да - это было то, что я хотел, о чем мечтает любой спортсмен, закончить свою карьеру на пике. Я был со своими детьми там (на подиуме ТДФ-05) и это было классно. Но сейчас я чувствую что-то почти совершенно отличное от того. Это выглядело бы совсем по другому, если бы я заявился через пару-тройку месяцев и сказал: "О, я передумал". Сейчас для меня это как совершенно новая жизнь, хотя я и говорю о возвращении. Три с половиной года - это довольно много. И это не приходило мне в голову до этого. Я никогда не бился за это, не думал над этим и ни с кем не спорил об этом за эти три с половиной года.

    - Никогда?

    - Никогда! Это даже не приходило мне в голову.

    - Не испортил ли твой уход выброс информации о твоих пробах 1999 года в августе 2005-го? (в то время французы сообщили, что в 9-ти пробах обнаружен ЭПО, но достоверность этого не была подтверждена, т.к. были нарушены правила обращения и хранения проб, это подтвердила независимая комиссия. В этом году франнцузы предложили Армстронгу перепроверить пробы, на что Армстронг сказал, что если пробы были сохранены с нарушениями к 2005-му году, то где смысл перепроверять их в 2008-м!). Ведь это было всего через две недели после окончания ТДФ?

    - Нет. Это было очень шумно и это выглядело, как хаос. Но вся суть вопроса в том, что, как написала Экип - спортсмен под подозрением не сможет защитить себя. Они сами сказали это. Здесь нет других проб, здесь нет проб С. Вот основная предпосылка всего. Вы ловите доперов, но вы должны иметь возможность защищать себя в любом суде, в любой ситуации, когда доверие к вам и ваша работа поставлены под сомнение. Но я не мог защитить себя.

    - Но ты пытался.

    - Путем...

    - Путем оспаривания достоверности результатов. И самого процесса.

    - Да, УСИ оспорило это (УСИ выступило с критикой французов за нарушения регламента). Сейчас они снова взялись за это, французы начали это заново, мы перепроверим все пробы. Они предложили - давайте Армстронг докажет свою чистоту. Тогда позвольте мне спросить - это ваши анализы мочи и они открыты (в тв-интервью Ленс взял в руки начатую бутылку с холодным чаем). Вы не контролировали их, вы не знаете, где они были. Они были не запечатаны, и вся ваша честь, работа всей вашей жизни, все гонки, что вы проехали, вот в этой бутылке. Пойдете ли вы через это и станете ли тестировать? Конечно вы не станете. Никто не станет. Так что мы не стали играть в эти игры с ними. Пора бы им сдвинуться со своей позиции.

    - Вернемя к первому вопросу - это что-то испортило тебе?

    - Нет.

    - Ты не чувствуешь, что твой уход был омрачен?

    - Нет, потому что это была проблема французов, проблема Европы. Мои спонсоры, спонсоры фонда, ни один из них не покинул меня с августа 2005-го, и никто не задавал мне вопросов. Если бы здесь было что-то вопиющее, подозрительное, то как минимум мне стали бы задавать вопросы, а кто-то бы и ушел потом. Поэтому мы перестали спорить, судиться, потому что 1-ое - мы были сыты этим, 2-ое - мы не могли доказать свой урон.

    - Поговорим о Доне Кэтлине. У Астаны есть независимая программа контроля Дамсгарда. Первое - ты будешь участником этой программы?

    - Да, конечно.

    - Кэтлин - человек, который пользуется уважением в этой области, за его знания, объективность, честность, плюс тот факт, что он сейчас отошел от сцены. Все таки - почему Кэтлин? Почему сверх-усилия? Как вы собираетесь убедить людей, что это не втирание очков?

    - Прежде всего, это независимые программы, два года люди молили о них, как о втором  пришествии, а сейчас их критикуют. Вело столько лет выставляли дурдомом, что теперь никто не знает чему верить. Частично я могу сказать, что меня это не волнует. Я собираюсь делать все что смогу, чтобы доказать, что это мой талант и мой упорный труд, как это и было все 17 лет. Я не осел, который ни с того-нисего стал чистопородным жеребцом. И уважая Дона - это он очковтирательство? Он Дон Кэтлин. (Дон Кэтлин был руководителем антидопингового агенства США, теперь руководитель научного института по проблемам допинга).

    - Я хочу сказать, что ты будешь подвергаться тестированию ЮСАДА, тестированию УСИ, тестированию Дамсгарда, плюс биопаспорт. Так что при тестировании со всех этих направлений...

    - Возможно, что еще больше, но в целом верно...

    - ... и все эти тесты будут доступны разными путями. Так что не скажет ли кто-нибудь, что ты просто работаешь на американскую публику, потому что они знают Кэтлина, что это просто пиар.

    - Мне кажется, ты ошибаешься. Спросите в любой лаборатории мира, они знают, кто такой Кэтлин. Это тотальный подход. Они могут тестировать что угодно. Я уже подвергся контролю со стороны ЮСАДА, ВАДА, УСИ приходило со внесоревновательным контролем. И это будет продолжаться. Ты добавляешь Дамсгарда, ты добавляешь Кэтлина, ты возможно подвергнешься сюрприз-контролю АФЛД (французское агенство), да кто угодно. Конечно, это малость досадно, когда это в неудобное время дня, но нет проблем. Как не было проблем и раньше.

    - Я не хотел сказать плохого о Кэтлине. Его репутация говорит сама за себя. Но зачем был нужен еще один контроль поверх остальных?

    - Возможно, что это и не было обязательно. Но это была наша идея. Для американцев его имя более известно, чем имя Дамсгарда. И я думаю, что Кэтлин выведет это на более высокий уровень.

    В любом случае, я думаю главная задача велоспорта - вернуться к гонкам. Мы продолжаем убивать сами себя. Это ведь ясно, что чем больше мы стараемся, тем глубже тонем. Велоспорт первым стал контролировать гематокрит, первые стали тестировать ЭПО, первыми стали делать много чего еще. Естественно, что стали попадаться люди, и все это время мы просили о доверии и уважении. Но в действительности, и это случилось потому что нет профсоюза гонщиков, нет солиддарности между командами и организаторами гонок, прессой, спонсорами, мы только глубже проваливались в эту дыру.  Так что теперь мы имеем людей, которые только и кричат о том, какие они чистые. Это не помогает спорту. Это лишь создает впечатление, что все остальные должно быть грязные.

    - Ты говоришь о Коламбии и Гармин-Чиппотл?

    - Нет. Но есть такие, для которых это главная пиар-стратегия. Но люди не скажут, что те будут почище, чем Брюнель, или Контадор, Или Лайфаймер, Или Карлос Састре.

  • Related Posts

      -- enable recent posts plugin --
  • Comments (1)

  • Quote

    Особенно последние 2 абзаца порадовали — адекватно, по месту и правильно!

  • Leave a Reply

    Анти-спам: выполните задание