О.Тиньков ушёл из проекта Катюша!

    • Filled in Astana Pro Team 22 Декабрь 2008 в 7:03, author: Аlik
    • Views: 2 674.

    Олег Тиньков оставляет велоспорт и свою команду, которую он финансировал в течение прошлых двух лет - Tinkoff Credit Systems. Российский бизнесмен встретился с корреспондентом агенства Cyclingnews Грегором Брауном, чтобы объяснить, почему он не будет продолжать сотрудничество с новой российской командой Katusha. Олег Тиньков развивал свою Континентальную команду, а в последствии и Профессиональную Континентальную Команду, Tinkoff Credit Systems, с конца 2006 года. Находящаяся в Италии, но финансируемая из России команда одерживала многочисленные победы в современном пелотоне, включая два этапа на Giro Жиро d'Italia. Команда объявила уже в середине нынешнего сезона, что она планирует расшириться с помощью новых спонсоров и провести смену названия на Katusha в следующем году.

    Глава компании Itera Игорь Макаров подключился к этому дополнительному финансированию, а затем спонсорами новой команды стали также Газпром и Ростехнологии. С бюджетом от 15 до 20 миллионов евро, такая новая структура смогла подписать несколько ключевых велогонщиков, чтобы поддержать свой высший разряд - австралийского спринтера Робби МакЮэна, бельгийца Герта Стигманса, итальянца Филиппо Поццато, россиян Владимира Карпеца и Александра Бочарова. Утверждение на пост генерального директора команды бывшего профессионального велосипедиста Андрея Чмиля в июле этого года, по словам Тинькова уже не имело никакого смысла. Сам Тиньков не смог работать в такой паре и в сентябре решил оставить свое любимое детище.
    Вопрос Cyclingnews: Вы развивали свою команду Tinkoff Restaurants, затем Tinkoff. Теперь команду получил другой человек, Вы уезжаете. Как это все получилось?

    Олег Тиньков: я сам передал свою команду, Tinkoff, в новую структуру Katusha. Игорь Макаров, глава компании Itera, фактически теперь хозяин этого. Он сам когда-то был хорошим велосипедистом на треке. Мы с ним в этом очень похожи, но конечно он намного более богаче, чем я!
    "Сейчас, я так полагаю, вся заработная плата для велогонщиков должна будет уменьшиться на 30 или 40 процентов из-за финансового кризиса."

    Мы встречались с Макаровым еще на Джиро. Много общались. Он сказал, что ему понравилась наша команда, и это будет хорошая идея, если принять Tinkoff. Мы подписали необходимые протоколы в мае, в них было оговорено, что я останусь президентом, а он принимает на себя обязательства по оплате счетов команды. По некоторым причинам во время прохождения французского Тура он сообщил мне, что хотел бы, чтобы его старый друг Андрей Чмиль тоже как-то участвовал в нашем новом проекте. Я тогда сказал Макарову, что не "...не будет порядка на лодке, на которой есть два капитана. Такая лодка не пойдет ни куда."

    CN: Макаров все же подписал контракт с Чмилем. Что происходило затем?

    OT: Я попытался наладить совместную работу с Андреем. Я - фактический президент, а у него не было тогда никакого поста, должности, ну в общем, непонятная ситуация. Для меня велоспорт всегда был и останется моей страстью и любовью. Я всегда управлял командой и не рассматривал это как доходный бизнес. Для Чмиля, всегда зарабатывавшего с помощью велосипеда, это тоже бизнес, и я уверен, что он хотел бы подзаработать немного денег на этом деле. Я так никогда не смогу.

    Моя цель не состояла в том, чтобы делать деньги из этого. Моя цель была - построить лучшую российскую команду. Как команда Astana для Казахстана, я очень хотел создать российскую команду для победы на Джиро, ну и дальше конечно во французском Тур де Франс. Я не забочусь о деньгах, которые не заработал за эти годы. Ведь я потратил свои собственные семь миллионов евро в течение последних трех лет.

    Я встретился с Макаровым в сентябре и сказал, что эта структура не будет работать, и Вы должны решить, кто собственно будет управлять командой. У него вокруг очень много политики - есть огромное количество людей позади Макарова и Чмиля, которые пытаются влиять на ситуацию в команде. Ведь у Андрея Чмиля еще есть и обязанности в правительстве Молдавии. Но я решил, что я только бизнесмен, а не политик. Но конечно нельзя прямо сказать, что я был вынужден уехать. Никто не сказал мне, что "...Вы должны уйти." Такого не было.

    CN: Вы все еще общаетесь с Чмилем?

    OT: Я не разговаривал с ним уже несколько месяцев, наверно с сентября. Он ведь только менеджер; я же никогда не был менеджером, я всегда в жизни стремился быть владельцем бизнеса. Он конечно великий велосипедист, но сейчас он - очень бедный спортивный менеджер.

    CN: Может лучше иметь кого-то как например Боб Степлтон, который никогда не был велосипедистом, и вообще спортсменом?

    OT: Сейчас я думаю, что это лучше. Например, я пригласил в свою команду адвоката из своей прежней компании Стефано Фелтрина. Он в команде Tinkoff стал генеральным директором. Когда я перевел его в этот бизнес, все начали смеяться. Теперь же, по истечении трех лет, пока он заправлял всеми делами команды он стал отличным профессионалом. Сейчас он управляет и в команде Katusha. Велоспорт, по моему мнению, очень нуждается в людях такого типа, в талантливых управленцах.

    Прежние велосипедисты, они люди той же самой старой формации. Ну какой он, Андрей Чмиль управляющий? Он приглашает в команду на должность спортивного менеджера Сержа Парсани; он же сам мало пока соображает в вопросах управления, так еще и его друзья в команде также не имеют никакого опыта такой работы. Я сказал, тогда Андрею, что необходимо найти толковых и лучших менеджеров на существующем рынке, а не просто приглашать своих друзей.
    Он сейчас хочет выстроить систему, когда он будет полностью уверен, что только он управляет ситуацией и деньгами. Я же сторонник так называемой англосаксонской модели, в которой работают австралийские команды, американские команды и команды Великобритании. Ну еще отчасти и немецкие велоконюшни. Их модель основана только на деловом подходе. Их модель полностью управляющая, "бизнесовая". Французские же, итальянские и испанские команды больше склонны строить свою работу, основываясь на родственных и дружеских связях.

    CN: Кто принимал решения, когда необходимо было подписать новых велогонщиков для Katusha?

    OT: Все подписания проходили по нашим совместным с Андреем решениям. Но только до конца сентября. Я никак не был связан с подписаниями в команду Данило Наполитано и Ласло Бодроги. На мне договоренности по велосипедам Ridley, приглашение в команду Поззато, Стигманса, Карпеца и Бочарова. Володя Карпец и Александр Бочаров пепешли в команду исключительно из-за меня, и теперь их будущее непонятно, после моего ухода.

    CN: Действительно ли верны слухи в некоторых СМИ, что команда Katusha просто перекупала за большие деньги велогонщиков?

    OT: Мы никого не покупали по сумасшедшим ценам. Именно поэтому мы не стали покупать Дениса Меньшова. Ведь с самого начала было давление и требования купить его для команды. Он же русский, он может выиграть Тур или Джиро, но мы не стали покупать его потому, что он запросил два миллиона евро. Я сказал тогда "...нет, потому что это не Ваша цена. Это прекрасно, если Вы захотите присоединиться к нам, но только за 1.2 миллиона."

    Теперь у нас развивается этот кризис, я полагаю, что вся заработная плата для велогонщиков сильно сократится, где-то на 30 или 40 процентов. Я всего лишь бизнесмен, я теперь стою на другой стороне дороги. Но я сейчас вижу, что вообще может не быть никаких денег. В следующем году Вы увидите очень большое финансовое напряжение у спонсоров. В стране будет нехватать денег и они будут вынуждены уменьшать свои расходы. Нет никакого другого способа. И завтра не будет стоять вопрос о выборе нового Феррари или другого хорошего автомобиля. Эти контракты будут выглядеть прекрасными тогда, потому что они были подписаны намного раньше.

    CN: Осталась ли прежней Ваша велосипедная мечта?

    OT: Моя мечта как была, так и осталась. Я надеюсь увидеть российского соотечественника при победе его или команды на Елисейских Полях в Париже в руках с российским флагом. Я вернусь в профессиональный велоспорт через три, четыре, пять или возможно восемь лет, и у нас будет гонщик из России, способный так победить. Если бы мой бизнес будет в состоянии позволить мне это, то я все равно хотел бы иметь мою собственную, большую команду.

    CN: А сожаления за эти три года есть у Вас?

    OT: Я не сожалею о том моменте, когда я вошел в велоспорт велосипеде. Каждый день из этих трех лет я провел в наслаждении от своего дела. Моя жена уже давно убила бы меня за те деньги, которые я потратил на команду. Я конечно получил много опыта и если я возвращаюсь, я буду знать, что я должен сделать и каков правильный подход.

    CN: Каковы были звездные часы у вашей команды?

    OT: Когда мы выиграли этап на Джиро. Когда Паша Брутт смог победить на этапе Джиро для Tinkoff. Затем Вася Кириенка выиграл еще этап. Это было так прекрасно для меня!

    Мы все, кто отвечал за подготовку команды - Омар Пичина, Дмитрий Конышев, Фелтрин, Орландо Маини, Клаудио Кози, достигли за прошедшие два года многого. Мы участвовали в главных событиях велоспорта командой, у которой был очень скромный бюджет. Мы прошли гонки Гранд-Тура - Вуэльту и Джиро, мы участвовали в Туре Катарау, Туре Малайзии, Париж-Рубе, Милан - Санремо, Тур Фландрии...

    Я очень хотел бы, чтобы команда приняла участие в Туре Калифорнии и Тур де Франс. У меня есть дом в Сан-Франциско, и я провел шесть лет там, мои дети там пошли в школы. Я влюблен об это место, и я очень хотел, чтобы команда участвовала в многодневке в Калифорнии. У меня есть там много друзей-велосипедистов, и я сам накатал по тем дорогам приблизительно 15 000 - 20 000 километров.

    CN: скандалы с допингом повлияли как-то на Ваше решение, чтобы оставить спорт?

    OT: Только частично. Когда этим летом разразился этот допинговый кризис, я разговаривал с Макаровым и высказывал ему свои сомнения о будущем многих велогонщиков. Возможно мои слова частично ему помогли. Я рад, что с Колем и Шумахером это закончилось.

    Это - конечно улучшение, такая чмстка. Она помогла, даже несмотря на строгость и неприклонность. Одна из причин, по которой также Tinkoff не выигрывал много в этом году, кроется в этом вопросе. Я всегда был уверен в своих парнях - по крайней мере. Я всегда знал, что российские парни - чистые.

    CN: Как Вы могли в этом убедиться, что они все чистые?

    OT: Я полностью знал как они тренировались, где находились и откуда приехали. Возможно они хотели бы большей своей самостоятельности, но не понимайте меня превратно, эта самостоятельность не всегда добро для них. Это очень важно, некоторые из них до сих пор не понимают, сколько стоят усилия по подготовке этих ребят. Он не могут правильно распорядиться своей свободой. В конечном счете многие из них просто не имеют средств обеспечивть свою самостоятельную профессиональную подготовку. Игнатьев, Трусов, Кириенка..., если Вы спрашиваете меня о ребятах их Tinkoff, то я на 99 процентов уверен, что они были всегда чисты. Я не упоминал имена некоторых итальянцев, испанцев или немцев, которые были в моей команде.

    Вы можете рассматривать многие любительские команды в Италии, названия я не буду говорить. Такая команда завоевывает очень много побед, средний возраст гонщиков в таком коллективе 18 - 20 лет. И они одерживают победы и в 2006 и в 2007 года. Но очевидно, что там допинг. К сожалению, это вопрос национальной велокультуры, они все хотят стать профессионалами, и они много принимают очень известных препаратов, и это просто, поэтому они и могут себе позволить такое. UCI выдвигает биологические паспорта для команд ПроТура, но я был бы рад, если бы Пэт МакУэйд тратил эти деньги на любительские команды. Вот где основные кровяные переливания. В 20 лет уже все знают, как это делается. Они все хотят стать профессиональными, и они все хотят заработать большие деньги. Когда им 18 лет, у них мерилом успеха является свой BMW. Единственный способ, которым они могут его получить, состоит в том, чтобы подписать контракт с большой командой. Но конечно сейчас, молодые парни чувствуют, что если они начинают в своей карьере использовать все подряд, то это станет для них проблемой.

    CN: В конце 2007 года Вы планировали включать в свой состав молодежь, которая не будет зависеть от допинга. Вы рассматривали только молодых русских велогонщиков?

    OT: По ходу нашего развития мы сделали это. Но мы не стали делать перестановки сразу многих. Здесь не обязательно речь только об определенных нациях, Италии или России. Это говорилось в основном о велосипедистах из Восточного блока, не имеющих в настоящее время денег и опрделенной велосипедной культуры. В Италии у Вас всегда есть preparatore или так называемые доктора. В России нет никаких докторов или помощников по фармакологии. Возможно через пять лет это будет то же самое, когда у спортсменов будет больше денег. Это в Италии, preparatore и другие доктора и "специалисты" преподают молодым ребятам, как и что сделать, потому что все хотят делать деньги на нашем спорте.

    http://velodnepr.dp.ua/

     

  • Related Posts

      -- enable recent posts plugin --
  • Comments 5 комментариев

  • Quote
    KazakhNeRider Kazakhstan (Editor) on 22 Декабрь 2008, 21:23:

    хорошее интервью, поленился переводить вчера, спасибо братьям украинцам!

  • Quote

    неожиданный поворот событий! вот так,господа, вырастил, выходил, всего себя во благо общего дела отдал и что? мавр сделал свое дело мавр должен уходить?! нехорошо. представляю какого сейчас ребятам оказаться под руководством человека а точнее группки людей, интересующих только деньги. даааа, печально
    да,спасибо братьям украинцам)))это я как истинная казашка говорю)) сейчас посмотрим так ли это?)

  • Quote

    ээээххх,все стало на круги своя 😉

  • Quote

    Я этот перевод не читал, читал оригинал на cyclingnews несколько дней назад, и там он говорил, что, вполне возможно, займётся созданием новой команды 🙂

  • Quote

    Ага, тут кратко и об этом написано 🙂

  • Leave a Reply

    Анти-спам: выполните задание