Дмитрий Муравьев: «Планирую в любом случае переехать в Казахстан»

    • Filled in Interview 22 Октябрь 2011 в 12:20, author: Timkas
    • Views: 3 789.

    Подготовил для одного казахстанского спортивного сайта интервью с Дмитрием Муравьевым. Знаю, что здесь уже недавно публиковалась одна беседа с ним, но все-таки надеюсь, многим посетителям Astanafans будет интересно почитать.

    Фото с сайта live-radsport.ch

    Оригинал текста на Sportinfo.kz

    Прежде всего, хотелось бы узнать поподробнее о твоем возвращении в "Астану". Расскажи, пожалуйста, как проходили переговоры.

    Первый и фактически единственный разговор на это тему с моим участием состоялся, когда мы возвращались с Тура Фландрии. В самолете ко мне подошел коммерческий директор команды Айдар Махметов и поинтересовался, как получилось, что я выступаю за Team RadioShack. Он заявил, что заинтересован в том, чтобы все казахстанские гонщики выступали в "Астане", и спросил, не хотел бы я присоединиться к казахстанской велогруппе в будущем сезоне. Я ответил, что, всегда готов защищать цвета команды, представляющую мою страну. Таким образом, я дал принципиальное согласие и затем в переговорах практически не участвовал: для меня самыми важными являются сами гонки и подготовка к ним, а обсуждать все подобные моменты является непосредственной работой моего менеджера. Во время "Тур де Франс" я подписал так называемый пре-контракт, так как по правилам UCI в эти сроки еще нельзя заключать каких-то официальных соглашений. Пре-контракт представляет из себя один лист бумаги, на котором кратко оговариваются условия и согласие обеих сторон. Когда был подписан официальный контракт, я точно не помню. Ориентировочно, это произошло 15 августа.

    Как отнеслось к твоему решению руководство Team RadioShack?

    То, как отреагировал Йохан Брюнель, лишь приумножило мое уважение к нему. Я был одним из немногих гонщиков, к кому он подошел еще во время Тура Калифорнии и рассказал о желании спонсоров сотрудничать с командой еще минимум два-три года. Тогда он отметил, что хотел бы, чтобы я остался с ним в этом проекте. Позже, во время Тура Швейцарии я поговорил с ним о своих планах перейти в "Астану". Йохан спросил у меня, почему я принял такое решение. Я объяснил, что "Астана" представляет мою страну, и для меня выступать за эту команду значит очень многое. Честно говоря, затрагивая этот вопрос, я немного побаивался, что узнав о моих планах, Брюнель уберет меня из состава на "Тур де Франс". Многие команды придерживаются такой политики, что, если ты собираешься ее покинуть, то тебя уже не ставят на самые важные гонки. Брюнель так не поступил. Накануне Тура он звонит каждому гонщику и говорит, примет ли тот участие в "Большой петле" или нет. Мне он тогда сказал: "Для меня неважно, в какой команде ты будешь выступать – останешься у нас или уйдешь куда-то. Я знаю, что ты отличный гонщик. Хочу тебе сказать, что еще с марта ты стоишь у нас в твердой пятерке гонщиков, которые поедут на "Тур де Франс".

    Как твои товарищи по команде восприняли новость об объединении слиянии Team RadioShack и Team Leopard Trek? Ведь для кого-то это означает потерять место в команде.

    Никто из гонщиков Team RadioShack в любом случае не остался без контракта. Брюнель либо оставил спортсменов в новой команде RadioShack – Nissan, либо как-то договорился с другими командами, чтобы они взяли к себе остальных гонщиков.

    Это касается и перехода Янеца Брайковича в "Астану"?

    Я не могу однозначно ответить на этот вопрос, поскольку мы с Янецом на эту тему не разговаривали. Насколько мне известно, у него уже была договоренность с RadioShack и его должны были взять в новообразовывающуюся команду. Могу лишь предположить, что Янец, возможно, решил, что в RadioShack – Nissan собирается слишком много лидеров, и он может просто затеряться среди такого количества звезд. А в "Астане" у него будет возможность попытаться проявить себя как минимум на гонке уровня "Тиррено-Адриатико" или Тур Страны басков.

    Кстати о RadioShack –Nissan… Многие болельщики полагают, что в будущем сезоне эта команда будет доминирующей силой в велоспорте. Как тебе кажется, стоит ли нам ожидать чего-то подобного?

    Такое вполне возможно. Думаю, мы увидим нечто похожее на то, что несколько лет назад было с "Астаной", когда казахстанская команда выигрывала практически все, что хотела. В командах, в которых работает Брюнель, все всегда очень четко отлаженно, каждый знает свою работу. Тот же Контадор высказывает опасения относительно силы этого проекта, не потому что в нем, к примеру, объединятся Шлеки и Кледен, а из-за наличия в нем Брюнеля, отлично зная, какой он хороший тактик. Йохан может избрать такую хитроумную стратегию, что ее, например, можно будет сравнить с планом Бородинского сражения (улыбается).

    На днях прошла презентация маршрута "Тур де Франс", который не очень подходит Шлекам. Брюнелю, в частности, в шутку в социальной сети болельщики порекомендовали выставить капитаном на Тур Канчеллару…

    Нас ожидают две гонки с раздельным стартом, общей протяженностью почти 100 километров. Однако не стоит забывать, что у Брюнеля есть такой гонщик, как Кледен, который может проехать "разделку" не хуже Канчеллары и при этом очень силен в горах. Признаюсь, в этом году мы полагали, что Кледен завершит "Тур де Франс" в первой тройке. Он был очень силен, однако падение спутало все карты.

    Недавно ты проехал Тур Пекина. Какие впечатления остались от этой гонки?

    Все было отлично. Организация гонки оказалась на высшем уровне. Движение перекрывалось даже для того, чтобы гонщики имели возможность потренироваться. Выезд, дорога до старта, путь от финишной зоны – все было продумано. С учетом того, как все прошло в этом году, думаю, у гонки будут хорошие перспективы. Единственное, европейских гонщиков, возможно, будет тяжеловато туда завлечь. Однако в этом году многие поехали с удовольствием. И тут дело не столько в очках, которые можно было принести очков в копилку своей команды, сколько в том, что всем было интересно посмотреть, что это за гонка и что вообще из себя представляет Пекин.

    Какие гонки являются для тебя самыми любимыми?

    Среди однодневок – это, конечно, Тур Фландрии. Среди многодневок – "Тур де Франс".

    Тебе доводилось входить в первую десятку на Туре Фландрии. Имеются ли какие-нибудь виды на эту гонку в будущем сезоне?

    Обязательно. На ней немного поменяли маршрут, он стал более подходящим для меня. Раньше на Туре Фландрии на победу в основном рассчитывали крупные гонщики, чей вес даже превышал 80 килограмм. А сейчас на заключительной части там будет очень тяжело: появилось много горок с брусчатым покрытием. Мне бы очень хотелось постараться как можно лучше подготовиться к этому старту. Хотя и на Тур Фландрии, и на "Тур де Франс" нужно еще отобраться.

    Ты уже обсуждал свою гоночную программу с Джузеппе Мартинелли?

    Еще нет. Думаю, основные разговоры на эту тему состоятся на первом сборе. 28 ноября мы соберемся в Италии, где проведем три дня, а затем сразу отправимся на десять дней в испанский городок Кальпе. Некоторая определенность должна появиться уже после первых трех дней. Возможно, в первый – состоятся медицинские осмотры, а в последующие два – будет обсуждаться программа гонщиков, а сами спортсмены будут высказывать свои пожелания.

    В 1996 году ты приехал в Бельгию, тогда тебе было 16 лет. Каким образом так получилось?

    В мае того года я в составе сборной Казахстана выступил на одной из гонок в Германии. На ней мой отец поговорил с представителями сборной Украины и поинтересовался у них, как для меня было бы лучше всего получить опыт выступлений в Европе. Ему посоветовали отправиться в Бельгию, где для гонщиков созданы очень хорошие условия и до самих гонок, которые могут проводиться в 50-60 километрах от дома, очень легко добираться. В итоге, это была инициатива моего отца. Когда он начал советоваться по этому поводу, все покрутили пальцем у виска и сказали: "Ты просто дурак". Ведь он ввязывался в такую авантюру, ехал в страну, где ничего и никого не знал.

    В итоге, когда мы собрали семейные деньги и направились в Бельгию, нам просто помог Бог. В средствах мы были очень ограничены, поэтому добирались туда очень долго: сперва на самолете до Москвы, а оттуда – на поезде. Экономили, на чем могли, нашли самую дешевую гостиницу, которая называлась "Формула-1". Мы приехали в субботу, а на следующий день поехали в спортивный магазин. Но по воскресеньям в Бельгии все закрыто. И, как говорят, волею судьбы именно в этот день хозяева магазина пришли туда, видимо, что-то забыв. Они увидели нас, сидящих на велосипедах, и сказали, что сегодня не работают. Мы начали объяснять буквально на пальцах, что ищем велосипедный клуб. В этот момент к нам подошел дедушка-украинец, который все нам перевел. Во время войны его взяли в плен, он оказался в Германии, а по окончании боевых действий остался в Бельгии. Хозяева магазина заинтересовались, начали расспрашивать, где мы живем, и на следующий день буквально просто так пригласили нас пожить у них. И буквально сразу я начал выступать очень удачно: где-то выиграл, в пятерке заезжал несколько раз. У меня не было команды, гонялся индивидуально, в казахстанской майке (улыбается). Нам с отцом выдали визы на месяц, и когда мы уезжали эти люди сказали, что очень ждут меня через год.

    И что было потом?

    Затем на меня обратила внимание очень сильная молодежная бельгийская команда. Тогда же я договорился о том, чтобы одна бельгийская семья взяла к себе жить Андрея Кашечкина. И когда поступило предложение от этой команды, было поставлено такое условие: либо нас берут вдвоем с Андреем, либо никого. В итоге, они взяли и Андрея, и меня. Таким образом, получилось, что мы долгое время выступали вместе. В 2001 году Патрик Лефевр пригласил меня к себе в Domo-Farm Frites на стажировку, и на одной очень тяжелой гонке среди профессионалов мне удалось занять четвертое место. Тогда ко мне подошел мой менеджер с предложением начать сотрудничество. Буквально через три недели он мне позвонил и сказал, что мной интересуется Mapei. Тогда это была команда номер один в мире, попасть туда было, как сон, тем более для молодого гонщика. Менеджер тогда еще спросил: "Тебе подойдет?" (смеется). Раньше ведь не было "Астаны", добиваться чего-то было гораздо тяжелее. Вини, Киви, Тетерюк, Шефер, Фофонов, Мизуров – всем было необходимо добиваться результатов со сборной Казахстана, чтобы европейцы могли увидеть, какие они сильные гонщики.

    Какое выступление стало самым запоминающимся для тебя?

    Наверное, все-таки Тур Фландрии-2007, на котором я занял восьмое место. Тогда я ехал эту гонку впервые в карьере, на меня совершенно никто не ставил. Мы должны были помогать Сергею Иванову, но где-то после 150-200 километров он сказал, что у него проблемы с ахиллом, и нам по радио поступило указание: "Ребята, давайте, покажите, кто что может". Я отобрался в первую группу, в которой было человек 15. До этого мне всегда приходилось работать на других, а тут представилась такая возможность, и я немного растерялся, не знал что делать. В этот момент мне по радио тренер говорит: "Дима, не сиди, ты можешь атаковать". И где-то за 15 километров я пошел вперед, в итоге сумев принять участие в спринте из небольшой группы за шестое место.

    Казахстанские болельщики рассказывали, как в этом году во время отрыва на этапе "Тур де Франс" ты их тепло поприветствовал. Насколько для тебя важна зрительская поддержка во время гонок?

    Разумеется, для меня она очень важна. Как, пожалуй, и для любого спортсмена, так как это очень помогает. Если до или после гонок ко мне кто-то подходит из болельщиков, я стараюсь по возможности максимально уделить ему время и внимание.

    Многие гонщики для поддержания формы вынуждены даже во внесоревновательный период как-то ограничивать себя в еде. Как у тебя обстоят дела с вопросом питания?

    Когда мы выступали на Туре Пекина, нам врач категорически запретил употреблять в пищу свинину и говядину, разрешив есть только курицу и рыбу. Он сказал, что в Китае действительно животным колют кленбутерол, однако это не относится к курам, так как те все равно не вырастают до размеров индюка. В целом же, у меня нет необходимости постоянно бороться с весом. Как и у отца, у меня организм все сжигает быстро, поэтому в нормальной здоровой еде себя не ограничиваю. Хотя, конечно, как и все спортсмены, стараюсь не злоупотреблять жирным или сладким.

    Срок действия твоего контракта с "Астаной" рассчитан на два года. Планируешь ли ты по его окончании продолжить выступления?

    Сейчас трудно заглядывать так далеко вперед. Как говорится, человек предполагает, а Бог располагает. Но я надеюсь, что это не последний контракт. К примеру, Брюнель мне говорил, что в случае чего, я вновь могу перейти в RadioShack.

    Ты уже задумывался о том, чем бы хотел заниматься по окончании карьеры велогонщика?

    Я планирую в любом случае переехать в Казахстан, в Европе жить не хочу оставаться. Здесь же хочу открыть свой бизнес. Сейчас вкладываю деньги в Казахстан, с друзьями, с братом стараемся что-то делать. Я не хочу открывать, например, ресторан, а стараюсь развивать велоспорт, так как придерживаюсь той точки зрения, что своим бизнесом нужно приносить людям здоровье. Мы с братом открыли спортивный магазин в Усть-Каменогорске, стараемся с друзьями работать с областями. Хотя, если мне поступит предложение вроде остаться работать в команде на должности спортивного директора, с удовольствием рассмотрю его.

  • Related Posts

      -- enable recent posts plugin --
  • Comments 12 комментариев

  • Quote

    Молодец, и интервью Дима интересно дает и во во время гонок приятно с ним пообщаться. Больших успехов за Астану!

  • Quote

    спс за интервью.
    только мне здесь не понятно: в самолете ко мне подошел коммерческий директор команды Айдар Махметов и поинтересовался, как получилось, что я выступаю за Team RadioShack. Он заявил, что заинтересован в том, чтобы все казахстанские гонщики выступали в «Астане»
    а почему же тогда Максим Гуров остался без контракта?

  • Quote

    Я интересовалась по Гурову
    — У него нет проблем со здоровьем и он полон желания гонять дальше в Астане. И Макс очень расстроен, что ему не оказалось места в команде…
    На мой вопрос: Почему каз.гонщику, работой которого вроде в команде спорт.директора были довольны, не оказалось места?
    Винокуров ответил, что это не к нему вопрос, а к другим.
    Все контракты на 12 год подписывались ранее,до того как он получид мандат.

  • Quote

    Алик у тебя параноя

  • Quote

    Я не сомневаюсь, что Макс найдет себе континентальную команду, за которую будет с успехом выступать. Очень жаль, что у руководящего состава Астаны не нашлось для него места в команде. Надеюсь, что они пожалеют о неподписании с ним контракта.

    А Дмитрий, очень позитивный и общительный человек, удачи ему на классиках, надеюсь в следующем году увидеть его на подиуме одной из знаменитых классик.

  • Quote

    Zenith, Макс поздно узнал, что у него контракта не будет
    он ушёл из проф.спорта, к сожалению

  • Quote

    А почему в Астану 2 не попытался?

  • Quote

    А почему в Астану 2 не попытался?

    там же з.п маленькая совсем
    она же для начинающих молодых гонщиков

  • Quote

    Того деда украинца в Бельгии звали дед Петро.Отец Димы рассказывал, действительно помог господин случай, а так не известно, что было бы…

  • Quote

    Спасибо за интервью. Дмитрий мне всегда импонирует своим правильным отношением к Родине, работе, команде, болельщикам. Здоровья, успехов и удачи во всем!

  • Quote

    Zenith, Макс поздно узнал, что у него контракта не будетон ушёл из проф.спорта, к сожалению

    Загвостку надо искать в маршруте главных гонок сезона.
    Видемо там нет так нужны широкие спины. Ведь Гуров у нас востребован именнно как защита от ветров.

    Вообще каз гонщикам не следует обижаться на отбор след сезона. Потому что от резултатов след сезона зависить
    продление финансирования еще на 3 года команды. Так что тут не до каз содержания в команде!!!!!!

  • Quote

    Кто же теперь кроме Муравьёва будет на равнине лидеров защищать от ветра? Ведь все большие гонщики ушли: Стангели,Вайткус,Гуров…
    Вино: Груздев

  • Leave a Reply

    Анти-спам: выполните задание