Beppe Conti. История Марко Пантани.

    • Filled in Cycling History 6 Сентябрь 2009 в 2:17, author: Bruzeghinka
    • Views: 19,487.

    Beppe Conti. La storia di Marco Pantani.

    Перевод.

    Беппе Конти.  История Марко Пантани.

    Жизнь как роман, бесконечная одиссея, трагический и абсурдный конец, скромный, незабываемый, необыкновенный Марко. И мы, вспоминая его с постоянным волнением и бесконечной любовью, хотим напомнить, прежде всего, о его победах, об изумляющем величии чемпиона, который стал кумиром многих.

    The legendry Marco Pantani

    Марко Пантани родился в Чезене (Cesena) 13 января 1970 года. Но его местечко, то самое Чезенатико (Cesenatico), порт в гавани, море, очарование юности, уже давно далеко. Семья – папа Паоло, который в официальном списке жителей зовётся Фердинандо, обожаемая мама Тонина, сестра Лаура, которую, однако, все называют Манола.

    Папа был водопроводчиком, мама держала киоск, где продавала piadine (пресные лепёшки с начинкой), булочки, напитки и мороженое. Они много работали, чтобы обеспечить лучшее будущее своим детям.  Маленький Марко рос так же, как и другие дети 70-х - через школу и игры. Ему нравился футбол, он чувствовал себя естественно на правом крае, маленький и быстрый,  он всегда видел голевые моменты издалека,  сметал на  штрафной площади защитников куда более мощных, чем он сам. Часто тренер отправлял его за это на скамейку штрафников.

    pantani10

    Так, почти случайно, в поисках новых эмоций он записался в группу ребят, с энтузиазмом крутящих педали в местной команде, посвящённой Фаусто Коппи. У него не было гоночного велосипеда, но скоро он привлёк любопытство и внимание своей техникой езды, потому что его результаты были  лучше, чем у тех, кто катался на шоссейных велосипедах. В школе Марко проявил себя способным, но там ему не слишком нравилось. Куда лучше было проводить рейды на велосипеде, тем более что у него появился первый тиффози, болевший с великим энтузиазмом. Его дедушка Сотеро.

    pantani11

    Когда Марко исполнилось 12 лет, дедушка подарил ему первый настоящий шоссейный велосипед, марки Vicini (чемпион области Романья в классическую эпоху) ярко красного цвета.

    Марко обожал своё средство передвижения до такой степени, что зимой держал велосипед в ванной, чтобы лучше его вычистить,  бесконечно собирал и разбирал его, не смотря на гнев мамы Тонины.

    Первый сезон в гонках открыл новый мир. Команда, как уже говорилось, называлась Fausto Coppi di Cesenatico, главным техником (тренером) был Никола Амадуччи (Nicola Amaducci).

    22 апреля 1984 года пришла первая победа, та, которую никогда не забудешь. В 14 лет Марко победил всех на Case Castagnole, затем на Serravalle, на Pieve Quinta, и, наконец, победа на подъёме, на любимой высоте Pieve di Noce.

    pantani12

    Эти победы не прошли незамеченными, результатом явилось приглашение представлять регион на Чемпионате Италии для дебютантов в Изернии (Isernia). В том возрасте он уже почувствовал, что значит maglia azzurra.

    В 1985 Марко – ученик, его новый тренер - Витторио Савини (Vittorio Savini), потом ставший президентом клуба Magico Pantani. Именно тогда Марко полностью открыл свои способности к горовосхождению. Победив на важной гонке, финиш которой приходился на  Monte Coronaro, он применил особую тактику. На равнине оставался в глубине группы, потом, когда начинался уже трудный подъём, он проходил одного гонщика за другим, пока не отрывался ото всех.

    pantani13

    «Меня это забавляло, - говорил (Марко) своему тренеру Савини, - я хотел видеть, как они мучаются, мои соперники. Хотел видеть момент, когда они выдыхаются во время подъёма».

    У Савини сохранились яркие воспоминания об этом пареньке: всегда весёлый, полный жизни, он был автором многих шуток, ставших легендарными, педантичный и аккуратный, когда дело касалось велосипеда.

    Переход в юниоры был нелёгким. Марко встретил соперников более зрелых, которые, несмотря на тот же возраст, уже физически сформировались и блистали на международном уровне. Но Марко это не остановило, он продолжил свои приключения в категории «дилетанти», дебютировав в знаметитой команде Rinascita di Ravenna. Это была кузница молодых талантов под руководством Джадера Басси (Jader Bassi).

    Но в 1990, в год своего двадцатилетия, Марко  поступил в Giacobazzi di Nonantola, где главным тренером был тот, кто стал для него опорной точкой, точкой отсчёта. Это  Пино Ронкуччи (Pino Roncucci) - « важнейший человек всей моей жизни», как говорил Марко.

    Как результат – первая победа, та, теперь уже знаменитая, cronoscalata (индивидуальная гонка на время, маршрут которой проложен в горах, на подъёме) на Passo della Futa (высота 903м). На эти соревнования допускались и гонщики-любители, и профессионалы. Марко не только победил всех  в категории «дилетанти», но ещё и показал время, установленное Джанни Буньо, который уже был Чемпионом Мира. Чисто выиграл инидвидуальную гонку на время (cronoscalata) от Berceto до San Moderano, выиграл «детскую» Giro dell’Emilia, этап  Бэби - Джиро.

    Бэби- Джиро – вот гонка, которая околдовала сильнее всего, потому что уже думал о Джиро профессиональной. И в 20 лет, на первом же появлении в ней (Бэби-Джиро), бросил вызов, поднялся на подиум – третий после Владимира Белли и Ивана Готти. Третий, несмотря на то, что упал в прологе и вывихнул плечо. Всю гонку проехал в специальной повязке, преодолевая сильнейшую боль. Важное доказательство силы характера.

    Марко второй на Giro d’Italia Baby’91 после Казагранде, и ожидаемая победа на этапе до Agordo.

    Потом, в ’92 –триумф зрелищный и необычный, он прибавил абсолютную победу на этапе от Cavalese до Agordo, дав спектакль в горах с серией впечатляющих атак. Этим он потряс тех двух самых главных для него человек, которые следовали за ним счастливые и воодушевлённые – папу Паоло и Пино Ронкуччи.

    «Это был феномен, молодой Марко, - вспоминает Ронкуччи, - обладал необыкновенными качествами, сердцем, которое билось 36-38 ударов в минуту. И с поразительным восстановлением, учитывая, как мало нужно было после сильного напряжения, чтобы сердце снова билось медленно. Вот что позволяло ему несколько раз выскакивать на подъёме. И потом его соотношение вес-мощность было неординарным: в горах  мог быстро вращать педали, хотя передача была тяжёлой».

    Пантани был ещё любителем, но в сердце и в мыслях была лишь одна цель – поскорее перейти в профессионалы. И он уже выбрал для себя команду  Carrera, которой руководил Davide Boifava. Он (Марко) был впечатлён успехами Кьяппуччи, но ещё и Рошем , и  Visentini, di Bontempi, Leali, Ghirotto – всеми  теми, кто был на дорогах Джиро и Тур де Франс, его будущий сценарий.

    400marco-pantani,0

    В действительности, первая встреча с Давиде Бойфава (Davide Boifava)оказалась интересной и немного волнительной. Марко отправился туда в сопровождении неразлучного Пино Ронкуччи. Это был ’91 год, Марко должен был оставаться в любителях ещё один сезон. После  яркой победы на  Giro baby  он привлёк к себе внимание многих профессионалов. Но он хотел привлечь внимание Boifava. Давиде хорошо помнит тот телефонный разговор:

    - Когда мы сможет встретиться? У меня есть один разговор, я хочу дебютировать в Carrera.

    Состоялась встреча, эти великие замыслы Марко:

    - Обрати внимание, Давиде, нанять меня – дело выгодное, потому что я стану настоящим гонщиком. Кстати, в контракте не написано, что я получу  в том случае, если у меня будет победа на Джиро или Тур де Франс.

    То, что Марко было всего 22 года,  развеселило  Давиде, и Boifava с улыбкой  написал внизу на листе бумаге цифры. Встреча завершилась крепким рукопожатием.

    Нелегко было начать карьеру в профессионалах, как это почти всегда представляется неопытному. 5 августа 1992 года   Gran Premio di Camaior, потом Олимпийские Игры в Барселоне. День Казартелли, Ребеллина. День, когда неожиданно выиграл Давиде Кассани.

    Немного мучительный для Марко сезон  ’93, сезон приобретения значительного опыта. Попробовал себя на великих бельгийских классиках – Флеш-Валлонь, Льеж-Бастонь-Льеж.

    Дебют на Джиро, той самой, где тогда повторил свой успех  Мигель Индурайн.

    Из-за тенденита, следуя строгим указаниям Davide Boifava, чтобы не подвергать опасности будущее, Марко сошёл в финале гонки.

    CARRERA1994

    Джиро 1994 года вообще может показаться странной игрой судьбы, так как на ней родилась и новая звезда, и один из самых ярких метеоритов современности – Евгений Берзин.

    Первый раз Марко Пантани, один из самых знаменитых горовосходителей велоспорта, совершил нечто впечатляющее, поразившее всех,  на спуске.

    Этап до Merano, passo di Monte Giovo. Пантани выскочил на подъёме и выиграл несколько сотен метров. Несколько. Было долгое пикирование на Merano. У многих этот этап был целью. Многие были готовы ответить. Но Пантани упорно уходил, принимая на велосипеде позу странную и опасную: подняться из седла, затем сползти  с него, почти контактируя с задним колесом, в поисках максимальной аэродинамики, создавая  (на спуске) с хладнокровием и точностью лучшую траекторию, какая только могла быть с конца ’80-х до сегодняшнего дня.

    Долгая и зрелищная борьба. На Merano Пантани всё ещё один, у него 40 секунд преимущества. Один и аплодисменты людей.

    pantani_carrera

    Да, именно в этом городе, в котором на велосипеде Carrera, таком же,  как у Марко, торжествовали победу 8 лет назад -  рукоплескали все,  когда Роберто Висентини в розовой майке победил на Джиро 1986 года.

    Пантани поднял руки, он выиграл. За ним Буньо бился в спринте с Кьяппуччи и другими за второе место, так как очень важен был порядок прибытия. Огромный праздник в клане Carrera. Но на самом деле праздник только начинался.

    На следующий день был самый ожидаемый этап Джиро - этап с Мортироло, который стал мифом нового времени. Этап вначале поднимался к Стельвио, затем переходил собственно на Мортироло. И Пантани атаковал со всей напористостью.

    Индурайн, эксперт в таких атаках, не ответил на его рывки, которые, действительно, могли всё разрушить. Берзин в розовом, наоборот, вытерпел. Марко, посмотрев ему в глаза и увидев, что его лицо уже немного перекошено от напряжения, снова начал рывок и отъехал. Толпа по обочинам дороги, казалось, сошла с ума: у всех на глазах  в этот момент рождался новый кумир. Пантани – первый на Мортироло. Хотя Индурайн уже пришёл в себя. И  Boifava в своей техничке, спешил за ним, чтобы приостановить Марко. Нужно было подождать Индурайна и Нельсона Родригеса. Здесь уже были общие интересы против Берзина, который находился в кризисе.

    А потом ещё один перевал, почти не известный в гонках, перевал di Santa Cristina, который был воротами в Valtellina. На этом перевале Марко ещё раз пошёл на штурм. Один, два, три раза. Наконец, на четвёртый раз Индурайн, безусловный хозяин  Джиро и Тура, оказался в кризисе. Он продвигался с большим трудом и был вынужден сдаться. Такого с ним ещё никогда не случалось.

    Пантани один, Пантани врывается на финиш в Априке среди всеобщего ликования и потрясения. Он показал время, которое велоспорт ещё не знал, вызвав у людей одну эмоцию.  Триумф. Большой разрыв.

    Кьяппуччи смог восстановиться, также обошёл Индурайна, он второй, но проиграл Марко 2 ‘52’’. Индурайн потерял 3’30’’ Берзин даже 4’06’’

    К сожалению, эта Джиро не слишком подходила для чистых горняков. Не было других гор, похожих на Мортироло, которые были бы близко к финишу. И Берзин сумел спасти себя, оставшись в розовой майке лидера до самого финала в Милане.

    98513387_small

    Пантани занял второе место, опередив Индурайна. Принят вызов на Тур де Франс. Но Индурайн, хозяин пелотона, не забыл «грубости» Пантани и делал всё, чтобы не дать Марко выиграть этап, поощряя дальние отрывы своих верных друзей. Тем не менее Марко мог показать спектакль в горах. И французы влюбились в него. На трудном этапе в Val Thorens он упал в самом начале и сильно ударил колено и бедро о камни. Врач посоветовал Марко сойти. Он же, с досадой на своё тело, страдая от жестокой боли, наоборот, стал сопротивляться. Начал атаковать прямо на подъёме, за спиной у «беглецов» того дня.

    Оторвался от Индурайна, несмотря на кровоточащее колено. Он не занял первого места на этапе, лишь «пьяццаменто», но этого было достаточно, чтобы всем заявить о себе. L’Equipe, авторитетное парижское издание,  опубликовал на первой странице гигантскую фотографию Пантани с эффектной подписью «Героический», без особого упоминания о том, кто выиграл тот этап и кто собирается победить на Тур де Франс.

    Он, Марко, третий на подиуме в Париже, после Индурайна и Угрюмова. Есть фотография, на которой он смотрит на жёлтую майку, и как будто говорит: «Подождите, потому что скоро она будет моей».

    Пантани 2.

    1995 должен был стать сезоном грандиозным, целью были легендарные Джиро и Тур де Франс. Но случай,  неумолимый и беспощадный, всегда подстерегает неожиданно.

    Первое мая, Марко вышел из дома прекрасным утром на обычную тренировку. В полдень он должен был уехать на Тур Романдии, последнюю гонку в преддверии Джиро – важный вызов швейцарцу Ромингеру, фавориту индивидуальной гонки на время, от которого в горах нужно было уходить подальше.

    Марко тем утром направлялся  к холмам вокруг Сан Мариино, въехал на via Emilia, где движение машин не слишком сильное,  он подъехал к  перекрёстку улиц Sant’Arcangelo и Fiat Punto. Никаких проблем, если все соблюдают правила и останавливаются. Но  один автомобиль не остановился, невнимательный водитель, въехав на via Emilia, не увидел велосипедиста. Марко затормозил, но слишком поздно. Чтобы смягчить падение, приземлился на руку, но не смог сдержать крика. Моменты паники и ужаса – люди узнали молодого чемпиона, тот же водитель, подбежавший к нему и  охваченный страхом, оказался болельщиком Марко. Марко с кровоточащей скулой, лежал на земле, оглушённый, не верящий в то, что произошло.

    Скорая доставила его в больницу, первый диагноз – черепно-мозговая травма не вызвала шока, контузия, различные ссадины. И среди повреждений – правое колено. Оно и помешало участию в  Джиро, которая должна была начаться через 10 дней.

    Жестокий удар для Марко. Но делать нечего. Лучше смириться и поставить цель -повторить успех на Тур де Франс.

    Подавленный и разочарованный, Марко готовится к Туру Швейцарии. Он оставил свой след на гонке, выиграв из отрыва этап до Flumserberg с финишем в горе, разбросав всех соперников в своей обычной манере. Это готовность к горам Тура. Но во Франции, как всегда, много километров в разделке, которые принадлежат Индурайну и Ромингеру. Нужно смириться. А вот в Альпах и Пиренеях можно сделать настоящее представление.

    10-й этап предлагал мифическое восхождение на Alpe d’Huez, гору, крещённую Фаусто Коппи в ’52. Одна из легендарных вершин велоспорта. И Марко там наверху дал себе волю, начал атаковать издалека, заставив всех соперников признать поражение. Он поставил новый рекорд подъёма на гору, где не только Коппи, но также и Ино, Финьон, Zoetemelk, Thevenet, Лемонд, Буньо показывали серию впечатляющих цифр.

    Вызывая рёв толпы, Пантани первый в одиночестве пересёк финиш, опередив Индурайна, Цулле, Рииса на 1’24’’Все остальные преодолевали это расстояние ещё тяжелее.

    Но представление ещё не закончено, повтор уже предвкушался. Марко доказал это в Пиренеях, финишем в Guzet Neige. На этот раз он не ждал последнего подъёма, чтобы предпринять атаку. Он уехал на предпоследнем, и соперники, уже его хорошо узнавшие, никак не ответили. Пантани победил и бросил Индурайну более чем двух минут.

    Маловато для этой проклятой разделки, никакого подиума в Париже.

    Тур де Франс в тот ’95 год отметился чудовищной трагедией, как раз в Пиренеях, после дня отдыха. Спускаясь с безумной скоростью с  Portet d’Aspet, Фабио Казартелли упал и больше не поднялся. Нелепо расстался с жизнью в велогонке. Дома его ждали родители, жена Аннализа, двухмесячный ребёнок, которого не случайно назвали Марко. И Пантани потрясён этой драмой,  как и все.

    ’95 предлагал возможность уникальную и волнующую: Чемпионат Мира по шоссе проводился не в августе, а в октябре, в конце сезона. Соревноваться нужно было в Колумбии, в Андах, в Duitama, в горах, по высоте приближающихся к 2-3 тысячам метров. Трасса полностью подходящая для Марко.

    И он одно из главных действующих лиц в команде azzurri  под руководством Мартини – ещё и Буньо, Кьяппуччи и другие. Но, к сожалению, они были зажаты  испанскими «ножницами», сформированными Индурайном и Олано. Марко должен был контролировать Индурайна. И убежал Олано. На восхождении, где Марко мог показать свой спектакль, ничего сделать не удалось, вот как он рассказывал об этом Мартини:

    «Дождь, временное неудобство, оставил дорогу мокрой, и когда я поднялся на педалях в подъёме, так, как делал всегда, то колесо заскользило, и не получилось произвести такой отбор, как в горах на Тур де Франс».

    Олано на финише был недоступен даже для Индурайна, вынужденного его отпустить. Мигелон – второй, победив в спринте именно Пантани, который получил драгоценную бронзовую медаль. Как он сказал, возможно,  получится в будущем выступить лучше, даже на классике. И случай представился скоро, уже под конец сезона, на Джиро Ломбардии, которая в прошлом  всегда награждала великих протагонистов легендарных гонок, начиная с Коппи и Бартали.

    Пантани почти вынудили участвовать в гонках для подготовки к Джиро Ломбардии. Он поехал на Милан-Турин, одну из самых старых классик мира, которая появилась в 1876 году.  Его заставил туда поехать менеджер команды Boifava, чтобы в преддверии Ломбардии, которая должна была состояться через три дня,  удерживался хороший ритм.

    18 октября ’95. Судьба снова развлекалась, подрезая крылья.

    Марко на гонке Милан-Турин принял слова менеджера о том, что ехать нужно осторожно, только для тренировки, слишком буквально. Он отстал на подъёме к Superga, желая избежать напряжения и усталости. Он «вывалился» даже из группы Кьяппуччи, которая замедлилась одной из первых. И Boifava посоветовал Марко вернуться в группу на Superga, перед спуском к Турину, чтобы избежать свиста толпы и полемики. Ведь он оставался тем, кто вернулся с соревнований мирового уровня.

    Но вот здесь и поджидал его злой рок, на холмах у Турина. Уже было несколько упавших гонщиков, и машина скорой помощи выполняла свою работу. За большой группой Кьяппуччи оставалась одна техничка и регулировщики. Они увидели эту техничку и подумали, что эта последняя машина, показывающая, что гонка окончена, и что за ней больше нет гонщиков. Поэтому дорожное движение вновь открыли на боковых улочках для машин, которые должны были подниматься к Pino Torinese.

    И это случилось как раз в тот момент, когда Пантани и ещё несколько  отставших на огромной скорости летели к городу. Так, на самой середине левого поворота Марко и другие гонщики  обнаружили, что летят прямо на Nissan Pajero, в котором сидел испуганный водитель. Столкновение было ужасным. Инстинктивное торможение Пантани помогло смягчить удар, который мог быть смертельным. Летели куски велосипеда, брызги крови, раздавались крики ужаса. Марко ощупывал голову – всё на месте, сознание не потерял. Но боль в ноге пронзала всё тело, и когда он посмотрел туда, то едва мог сдержать тошноту. Большая и малая берцовые кости, разломанные на две части, торчали, прорвав кожу. Марко закричал и заплакал. И не он один. Гонщик Секкьяри сломал таз,  бедро Олио разломалось на куски.

    Ещё одна трагедия и абсурдная страница одиссеи жизни Марко. Долгие дни пребывания в больнице Турина. Двойной перелом – дело очень серьёзное. Можно вернуть к нормальной жизни человека, конечно. Но чемпиона?

    У невезучего Марко жизнь была полна мучений с детства. В 15 лет, когда он ехал на велосипеде, врезался в микроавтобус – сломал нос. Потом было столкновение с машиной в гонке - сломал ключицу. По поводу автомобиля: в 18 лет, имея в кармане лишь временное водительское удостоверение, не имея прав, чтобы избежать столкновения с другой машиной, которая ехала вплотную, врезался  в стенку. Сломал ногу, и, вынужденный носить гипс, продолжал тренировки даже так.

    И только его сняли, этот гипс, вместо того, чтобы думать о восстановлении, Марко тут же внёс себя в списки одной гонки. И он замкнул пятёрку в спринте только потому, что не мог встать на педалях, чтобы побороться  как следует.

    Но вернёмся к этому ужасному инциденту около Турина, который повлёк за собой  нелепые судебные разбирательства. Марко обвинили в спортивном мошенничестве, то есть, сказали, что он задержался, потому что хотел выиграть Милан-Турин благодаря допингу. Такой вывод был сделан только потому, что в больнице при первом анализе уровень гематокрита в крови был очень высоким. И это знак, что он принял пресловутый эритропоэтин?

    Но нет, Марко даже не хотел ехать Милан-Турин, не думал о победе, а лишь тренировался к Джиро Ломбардии. В марте 2001 года суд вынес ему приговор: три месяца тюрьмы условно. Той же осенью суд  Corte d’Appello в Болонье признал этот приговор недействительным. Тем не менее, это чередование приговоров ранило Марко очень сильно, действительно сильно.

    Принципиальной проблемой после этого драматического случая было, однако, то, как возобновить гонки. Переподготовка и восстановление были кошмарные. И они продемонстрировали, что il Pirata - Пират, как начали называть его болельщики, обладал характером и решительностью  исключительными.

    Рядом с чемпионом находился важный для такого случая человек – профессор Терраньоли (Terragnoli) из Брешии, который помог в  переподготовке и в полном восстановлении. Марко, однако, пропустил весь сезон 1996 года. Возобновил в 1997, с новой майкой, той самой Mercatone Uno, потому что Carrera, после большой жизни в велоспорте, прекратила спонсорство. Рядом с Марко в качестве президента новой спортивной команды появился Лучано Пецци (Luciano Pezzi), близкий друг хозяина команды Романо Ченни (Romano Cenni).

    49_foto-news

    Пецци – фигура значительная и авторитетная в велоспорте – грегари Коппи, когда тот ехал Тур де Франс в maglia tricolore в пятидесятые, тренер Джимонди и Адорни в легендарной Salvarani в шестидесятые. Пецци заменил на практике Davide Boifava, который был занят в производстве велосипедов и спортивной одежды Podium, и   подготавливал свой уход, намереваясь оставить ряды так много требовавшего большого велоспорта.

    В техничке Пантани продолжал оставаться в качестве спортивного директора техник, который им руководил ещё в Carrera, знаменуя этим ценную преемственность в команде – Беппе Мартинелли (Beppe Martinelli).

    Вот и сезон ’97 года. Возвращение  Марко Пантани в группу было чудом. Оказалось, что на него, как и всегда, снова можно рассчитывать. Став одним из  главных действующих лиц на бельгийских классиках, он думал всегда только о Джиро и Туре. Прибыл пятым на знаменитой Mur de Huy на Флеш-Валлони. Восьмой в Льеже, против соперников, которые весь год готовились к этому вызову. Он наоборот, обдумывал новые штурмы на великих гонках, летние этапы. Но в энный раз не свёл счёты с судьбой.

    На Джиро ’97, стартовавшей из Лидо в Венеции, Пантани пережил на неаполитанской земле очередную нелепую драму. Спускаясь с перевала Chiunzi, за 20 км до финиша в Cava dei Tirreni, на этапе промежуточном в ожидании больших гор, он упал. Кажется, там была чёрная кошка, перебежавшая дорогу. Первым на земле оказался швейцарец Путтини, потом Моос, Мейер, Buenahora, и последним он, Пантани. Закончив в канаве, он поднялся в спешке, привёл в порядок велосипед, но скоро осознал, что действовал в шоке. Вскочив в седло, понял, что кости целы, но боль в бедре была сильнейшая.

    Делать нечего, слёзы не помогут – диагноз безжалостный: разрыв мышцы левого бедра, обширное кровоизлияние в ткани. Говоря спортивным языком – прощай Джиро.

    Он вернулся домой, думая о Тур де Франс, а люди писали новые слоганы на стенах: Марко, ты должен себя благословить.

    6702208P 1997 TOUR DE FRANCE

    Тур де Франс ’97 был бешеным и беспощадным. На первых этапах Марко часто падал и его охватил  страх. Но, в конце концов, судьба больше не ожесточалась против него.

    Alpe d’Huez – ещё раз легендарная гора, Пират получил свой громкий и впечатляющий реванш. Атака в его манере, как только прошли маленький центр Bourg d’Oisans, на первом же повороте. Никто не осмелился последовать за ним. Лоран Жалабер говорил:

    «Когда я видел Пантани, выскакивавшего в подъём таким способом, я поворачивал в другую сторону».

    Марко поднимался с невероятной напористостью, как будто хотел взять тысячу реваншей на свете. Толпа при его появлении издавала рёв, который доходил до долины через горы  как будто это был грохот полного стадиона. На финише, один с поднятыми руками, Пират издал крик, перекрывший тот неординарный хаос, который был на каждом финише великого этапа. Крик освобождения, говоривший всем об окончании кошмара.

    Самый сильный с самого начала, он даже улучшил на 30 секунд рекорд подъёма, ему же и принадлежавший – 37’35’’. Он поднялся на третье место в классификации, несмотря на не блестящее состояние после вынужденной остановки на Джиро.

    « Я двигался на этом подъёме - рассказывал тем же вечером Пантани, -  и не видел дороги, почти вслепую. Меня вели люди, которые, казалось, подошли почти вплотную, потом расступались, давая тебе возможность пройти, показывая тебе траекторию. Уникальные ощущения, незабываемые».

    Марко победил также в Morzine, постоянно атакуя, не сдавшись из-за начавшегося бронхита, боролся  с упорством за третье место и поднялся на подиум в Париже. С уверенностью, что и следующий сезон будет значительным.

    Marco Pantani_by rrunolfson

    Пантани 3.

    98 был сезоном волшебным, с легендарной двойной победой на Джиро и Тур де Франс в один и тот же год. Из великих итальянских чемпионов только одному из прошлого это удалось. Его звали Фаусто Коппи. И никто другой.

    Пантани подошёл к Джиро не в лучшей форме. Но он рассчитывал, что форма придёт, когда начнутся большие горы. Поэтому не слишком беспокоился  в тот день, когда швейцарец Алекс Цулле опередил его первом этапе, финишировавшем на высоте на Lago Laceno, в Campania, и надел розовую майку.

    Марко вышел на сцену на этапе, проходившем на земле Фриули, с финишем на Piancavallo, горе, больше преданной лыжному, а не велосипедному спорту. Он начал в финальной части этапа в своей обычной манере – целая серия рывков, и будь то Цулле, или Тонков, они не смогли за ним удержаться. Победа на этапе с минимальным преимуществом. Хороший знак.

    Проблемы всплыли в день разделки в Триесте. Цулле, подстрекаемый проигрышем трёх минут в генеральной классификации, отыграл к финалу даже больше. Он прошёл мимо (Марка), не удостоив его даже взглядом. Значительный психологический удар. Но, к счастью, уже начинались настоящие горы, Доломиты.

    Финиш в Selva di Valgardena, лицом к лицу с мифическими  Pordoi, Sella, Gardena, San Pellegrino. Марко неистовствовал, Цулле впал в кризис. Единственный, кто оказал сопротивление Пирату, Гуэрини (Guerini Giuseppe), которому Марко щедро отдал победу на этапе из-за той громандной работы, которую Гуэрини проделал впереди. Для Марко в тот день была награда более весомая. Розовая майка, долгое время бывшая запретным плодом.

    pantani,giro99,stage to oropa,may 30 (team.malarenergi.se)_e

    Но приключения ещё не кончились. Цулле окончательно ушёл в дрейф на подъёме к   Pampeago, финише, считающемся наиболее зрелищным в Джиро. Соперник сменился, теперь Тонков наводил страх, потому что в тот день взял этап, опередив Марко. И имел в распоряжении ещё и индивидуальную гонку на время в Лугано.

    Но вот очередной шедевр (Марко) , смертельный удар этапа до Montecampione, последний горный финиш Джиро ’98 в Брешии. Пантани несколько раз атаковал, Тонков с решимостью держался за ним, но потом даже он был вынужден сдаться. Рёв толпы возвестил, что Марко – единственный триумфатор дня и вскоре победитель Джиро. Он кинул минуту русскому сопернику, найдя уверенность перед разделкой в Лугано.  На ней он уже не подпустил к себе ни одного соперника, продемонстрировав тысячам знаменитый символ лидерства, который теперь ему принадлежал – розовую майку.

    В воскресенье  7 июня 1998 года Милан с ликованием встречал Марко Пантани. Он выиграл, сильнейший из всех, несмотря на переменчивую судьбу.

    pantani vince il giro d'italia 1998

    Теперь приходится ехать на Тур де Франс за ожидаемым повторением успеха. Но Марко не может полностью радоваться жизни. За несколько дней до отправления на Тур умер Лучано Пецци -  президент, доверенное лицо, советчик чемпиона и человека. Единственный, кто в его глазах обладал большим авторитетом.

    Глубокая рана для чувствительного Пантани, который поехал на Тур, стартовавший в Дублине, с большой горечью и сильной нерешительностью. В который раз курс гонки больше подходил сильным в  индивидуальной гонке на время  и не слишком -  горнякам, которые, как известно, всегда воодушевляют болельщиков.

    Марко начал плохо. В прологе на разделке он был среди последних, подарив немцу Яну Ульриху, последнему победителю, фавориту, на трассе в 6 км 4’32’’

    Гонка уже решена?

    Гонка, в которой рисковали не дойти даже до Парижа из-за дела Фестины. Французскую команду обвинили в организованном допинге. На границе Франции и Бельгии обыскали машину массажиста Willy Voet, который ехал со старта Большой Петли, и нашли у него большие дозы запрещённых медицинских препаратов. Команду исключили, арестовали и произвели обыск. Атмосфера адская, бесконечные волнения, которые заставили всех упасть духом и стали причиной неуверенности людей.

    И спас Тур де Франс своим стремительным выступлением (факт, который французы потом быстро постарались забыть) он, Марко Пантани.

    Пришлось сдаться ещё раз Яну Ульриху на длинной разделке в Correzze, Марко подарил ему ещё 4’21’’. Но в горах он своё вернул, оторвался. Пришёл в себя в Пиренеях, второй в Luchon, триумф на Plateau de Beille, когда в обычной манере разбросал всех.

    Потом прожил день, который обычно определяют словом «лучший день в жизни» - понедельник, 27 июля, когда гонка привела к району Les Deux Alpes, поднимаясь к мифическому Галибье высотой 2645м.  Десяток километров коварного подъёма со средним градиентом в 10 %.

    Дождь и холод, казалось, что наступила осень. Резкий и внезапный спурт Пирата на этой горе превратился уже в легенду. Марко начал бешеную атаку за 5 км до вершины Галибье.

    Stage_15_1998_Marco Pantani (TDF

    15-й этап 1998 ТдФ

    Отделился от соперников на 2’56’’ На спуске пришлось задержаться, пока одевал куртку, чтобы защититься от холода, в то время как немец медленно но верно отставал.

    Марко «выстрелил» также на последнем подъёме перед финишем. Победил на  Les Deux Alpes, руки подняты вверх, глаза закрыты, незамаскированная страшная усталость от недавних усилий была хорошо видна на его лице.

    В этот волшебный день он выиграл у Ульриха 8’57’’ И жёлтую майку. Сильнее всех, сильнее трассы и соперников. L’Equipe посвятил ему всю первую страницу с одной большой цветной фотографией, запечатлевшей момент восхождения на Галибье. Красноречивый и трогательный заголовок:

    «Да, это гигант Марко».

    Директор французской гонки Жан Мари Леблан его публично поблагодарил:

    «Марко спас Тур и вернул жизненные силы в велоспорт ,спорт, в котором итальянский чемпион представляет  чистую грань».

    Слова, которые многие поспешили забыть. Вот основание для того, чтобы их ещё раз напомнить.

    В Париже Феличе Джимонди поднял руку Марко на подиуме. После 33-х лет поражений, успех Джимонди и был последним, вернулись победить на Тур де Франс. Джиро и Тур в один год, год 1998. Как Фаусто Коппи в 1949 и 1952.

    Марко 28 лет, и люди уже думают, сколько будущих выступлений можно осуществить на Туре и Джиро в начале третьего тысячелетия. Велоспорт превратится в спорт популярнейший, о котором будут мечтать увлечённые. Даже футбол и Формула – 1 будут завидовать. Но в очередной раз судьба решила совсем по-другому.

    Джиро д’Италия 1999 года, превосходство Марко Пантани ещё более подавляющее, чем в прошлом году. Соперники день за днём вынуждены выполнять роли дублёров по следам Марко. Велосипедный спорт больше, чем всегда  либо был потрясён ежедневной борьбе с допингом, и Марко, приняв лидерство, стал защитником прав гонщиков.  Дорого ли ему будет стоить этот шаг?

    Марко властвовал в гонке, первый номер впечатлил на перевале  Fauniera в провинции Кунео. Решительно пошёл в этой горе ,разорвав всех соперников. В настоящее время благодарим Фернуччо Дарданелло, непререкаемого хозяина гонки, проводящейся в области Кунео, который назвал перевал, отмеченный в географических картах именем Пантани -  Colle Pantani. А внизу находится памятник, посвящённый Пирату.

    Марко оделся в розовое в  Borgo S.Dalmazzo, он оторвался на подъёме Oropa и сделал то, что надолго осталось в памяти болельщиков. На последнем подъёме он остановился из-за механической поломки велосипеда. До финиша оставалось 8 км, его товарищи по команде ждали, впереди же находилось 49 гонщиков, которые летели в поисках победы на этапе. И там он превзошёл всех, ещё раз, из группетто - до победы на этапе. Феномен. По мнению некоторых, он был слишком силён и слишком зол на соперников, теперь уже полностью подавленных его превосходством.

    На Pampeago всё повторилось, Марко в розовом был неудержим, когда дорога шла вверх. Победил также в Кампильо (Campiglio), этапе, считавшемся промежуточным в ожидании последних больших гор. Даже самой малости не отдал своим соперникам. Поведение странное, учитывая великодушие Марко.

    И вот -  драма в Кампильо. Эпизод ,ставший историей нашего спорта. Историей грустной и горькой. Контроль крови, проведённый UCI и призванный выявить и ограничить применение пресловутого эритропоэтина, показал, что уровень гематокрита Марко превысил уровень 50 до отметки 52. Загадка, кошмар, которые  так и останутся неразгаданными.

    В команде были спортивные медики, известна техника определения этого лимита. Почему некоторые гонщики его превышают? Приводить лимит к цифре 50 – вопрос спорный, так как у некоторых естественный уровень часто находится на 52-53, всё очень субъективно и зависит от многих факторов.

    В любом случае, высокий уровень гематокрита ещё не является автоматическим доказательством применения EPO. С этой точки зрения Марко и другие «пойманные с поличным» с таким уровнем не могут и не должны рассматриваться как виновные в применении допинга. Совсем нет. Нужно просто забирать лицензию на 15 дней, потом делать повторный анализ, и если всё пришло в норму, давать разрешение на участие в гонках. Никакой дисквалификации.

    Но внимание. Медики, чтобы быть более уверенными в проверке на возможное применение ЭПО, должны выносить решение, сравнивая уровни не только гематокрита, но и гемоглобина в сезоне прошедшем и будущем. Чтобы не было сомнений.

    После Кампильо Пантани не должны были задерживать, потому что уровень гемоглобина у него был нормальным. Да, на самом деле судьба горькая, невероятная. Этот закон о лимите на уровень гематокрита до 50 был принят за два года до Кампильо, в 1997 и должен был действовать лишь несколько месяцев, в ожидании, когда учёные искали следы ЭПО в анализах урины. Почему этого не случилось?

    Полная загадка. Единственное достоверно – Марко ушёл со сцены в Кампильо. Навсегда. Возможно, он смог бы забыть всё произошедшее  и пойти на Тур де Франс, чтобы побороться с Армстронгом в горах. Но Лучано Пецци уже не было в живых, а кроме него никто не мог убедить (Марко) сесть в седло. Вот ещё одна драма.

    На Туре он бы всё мог забыть, как случилось в аналогичной ситуации с тем же Мерксом за 30 лет до Кампильо. Никто не рассказал эту историю Пантани?

    Вопросы и сомнения, которые уже ничем не помогут. Марко впрочем, несколько раз признавался:

    « Я столько раз поднимался после неудач и ужасных инцидентов, но в этот раз я больше не могу».

    Он чувствовал себя объектом насмешек, которого все предали и исключили из мира велоспорта.

    Вернись он на велосипед во время Тур де Франс, появилась бы  возможность участия в Вуэльте  и  на Чемпионате Мира в Вероне. Но сделал наоборот. И в своей Romagna  начал с излишним усердием часто посещать то, что принято называть дурной компанией.

    Марко вернулся в гонки в Испании в начале 2000 года, хотя это оказался ложный старт. Потом исчез, потом внезапно появилась заметка, которая зажгла воодушевлением, которое снова обмануло людей. Пантани ехал Джиро 2000. Но если и нашёл какую-то форму, то лишь частично. Отправление гонки из Рима, в Ватикане с чемпионами встретился папа Римский Иоанн Павел II – это был момент большого волнения, момент искренний. Марко был поражён этой встречей, тронут, взволнован. Кажется, появилась возможность найти новую мотивацию.

    Но велоспорт действительно жёсткий вид. Невозможно блефовать, просто имея силу. Без специальной подготовки, без постоянных тренировок никто, даже Пантани, не может сделать чуда. Если он и тренировался серьёзно, то не более двадцати дней. Как поддерживать такой ритм против соперников, которые педалировали месяцы и месяцы?

    Ну да, он феномен, хотя те же горы, что его прославили, теперь его отбрасывали, день за днём. О его феноменальности, однако, пришлось вспомнить в конце Джиро, когда Марко там боролся среди первых за победу самом красивом этапе  – в Бриансоне, помогая другу Гардзелли лишить Казагранде розовой майки. Воспоминания о прошлом сезоне, когда он только крошки оставлял своим соперникам ещё слишком свежи, и для Пантани не оставили ничего. Никакой победы на этапе. Хотя для Гардзелли присутствие Пантани рядом очень важно. На последней уникальной и зрелищной разделке от Бриансона до Сестриера Гардзелли обошёл в классификации Казагранде и выиграл Джиро 2000.

    Даже Марко почувствовал радость и подтвердил, что идёт на Тур де Франс, где бросил вызов Армстронгу. Возвращение, желанное для всех, его ждали, как не ждали никакого другого великого горняка. Армстронг извлёк максимальную пользу из индивидуальной гонки на время, чтобы доминировать на сцене. Но были горы, и Марко Пантани вернулся на авансцену, на ту, самую классическую, легендарную и трагическую.  Mont Ventoux.

    pic1879219_600

    В финале этого ужасного подъёма, на участке, где уже нет растительности, Пантани атаковал, и противники сдались. Только Армстронг прицепился намертво. Этот рывок двоих будет обсуждаться ещё долго. Пантани победил, американец прошептал, что дал ему выиграть из-за  его былых заслуг. Марко посвятил триумф маме Тонине, которая весь последний год была рядом с ним и также страдала.

    Но Тур шёл вперёд. Пантани предпринял атаку на Изоар, ещё одной исторической вершине. В Бриансоне немного оторвался от американца, но не выиграл этап, потому что отрыв уехал далеко, а он остался в группе.

    И он поехал на этапе до  Куршевеля, другие горы, ещё один финиш на высоте, последний спектакль всей жизни для Пирата. Воскресенье 16 июля 2000 года.

    С самого начала последнего подъёма за 22 км сформировалась группа претендентов на победу в этот день. Были даже два итальянца, Нарделло и Лелли. У них было больше четырёх минут преимущества. Пантани атаковал на первом крутом склоне этого подъёма – непередаваемо. Быстро сдались Виранк и Ульрих, в то время как Армстронг следовал за Пиратом. Десяток гонщиков вместе приближались с удвоенной скоростью. Нарделло говорил:

    «Когда меня сбоку прошёл Марко, я думал, что это мотоцикл».

    Марко обернулся и заметил, что Армстронг начинает испытывать небольшие трудности. Ещё рывок, ускорение, и Лэнс сброшен. Французы, которые не слишком любили американца, ликовали на обочинах дороги. Пантани невероятно ускорился ещё раз, потому что увидел впереди последнего «оставшегося в живых» из долгого отрыва испанца Хименеса. Он поймал его и прошёл за три километра до финиша. Наконец, один впереди всех высоко в горе на Тур де Франс. Как давно мечтал. Возвращение Пирата.

    В Альпах на Туре пришлось пережить мучения и напряжение в день отдыха. Армстронг выступил по телевидению, бросаясь против Пантани словами, что на  Ventoux дал ему выиграть потому, Марко заслужил этот успех после всех выпавших ему  страданий. Но такой жест после того, что случилось в Куршевеле, нельзя было делать ни в коем случае. И Марко был готов ответить следуя своему инстинкту. Он хотел взорвать атмосферу Тур де Франс, намереваясь отплатить американцу конкретными действиями. На следующем этапе до  Morzine (Марко) атаковал да col de Saisies, когда до финиша оставалось ещё 130 км. Прекрасное безумие. Но оно всегда будет безумием. Те, которые  оказались с ним в отрыве, не хотели работать вместе с ним, поскольку понимали, что на последней высоте им придёт конец. Эта атака была непредвиденной, издалека чувствовалось напряжение Армстронга, одетого в жёлтую майку.  Это моменты более чем зрелищные. Пантани в первую очередь  поддался инстинкту, а не разуму. Нужно было также хорошо питаться, дистанция оставалась ещё значительной, а он наоборот, вводил в себя только сахар и энергетические напитки. Он замёрз на спуске, потому что не хотел притормаживать, чтобы теплее одеться. Им двигало только бешенство и желание отплатить американцу.

    К сожалению, кризис его настиг после 82 км в отрыве, когда ему не хватало лишь 44 км до финиша и нужно было взбираться на опасный col de Joux Plane. Он сдался. Армстронг рисковал потерять Тур, но Пантани залез в долг организма ещё больше, почувствовал плохо, это был приступ дизентерии, но у него даже не было возможности остановиться на обочине дороги за кустами. Слишком много людей. К одним мучениям добавились другие. Вечером начался сильный жар, он был вынужден сойти и покинуть Тур, оставить Францию.

    Любимые сезоны 2001 и 2002. Марко участвует в гонках, но почти всегда не доезжает до конца. Всё больше новостей о проблемах в спорте.

    pantani

    Ожесточение против Пантани, которое вызывает дрожь. Но почему? Может быть, потому, что занимаясь Марко, можно заполнить первые страницы. Чем не хорош скандал ?

    Как хорошо можно связать с Джиро 2001 года тот шприц с инсулином, найденный в комнате гостиницы Пирата в Montecatini. Но внимание -  когда гостиницу обыскивали, эта комната была открыта, внутри никого не было. А мы уверены, что Пантани спал именно в этой комнате? Нет. И потом, если комната была открыта, утром кто угодно мог избавиться от использованного шприца, чтобы не оказаться под подозрением.

    Однако спортивное правосудие признало Пантани виновным – абсурд. Ему присудили 8 месяцев дисквалификации, которые потом были справедливо отменены комиссией по апеляциям. Но в этот момент задвигалось UCI, не признавшее это второе постановление, они также подали апелляцию в Tribunale amministrativo dello sport, желая, чтобы Пантани полностью отбыл дисквалификацию. Уменьшили до двух месяцев дисквалификации. Хотя он уже отбыл этот срок. Вот ещё один эпизод, который сыграл свою роль в постепенном отодвигании Пирата.

    И были многие, которые хотели ему добра. Романо Ченни, хозяин Mercatone Uno, считал его почти своим сыном, и предлагал возможности, чтобы восстановить человека и чемпиона. Он полагался на Davide Boifava, который вёл его от подростка до первых триумфов. Марко им поверил, вернулся в гонки в 2003, сорвал громкий успех в Sassuolo, на последнем этапе Settimana di Coppi e Bartali.

    Внезапно чемпион исчез, потерялся в тревожных романьольских ночах. Это Джиро он ждал, но видел, что физическая форма оставляет желать лучшего. Было несколько важных сигналов, когда искал победу на этапе Cascate del Toce, последний рывок жизни, и соперники снова стали его опасаться, не давали возможности оторваться.

    Приходилось только быть упорным и ещё раз подтвердить всё на Тур де Франс. Всё готово, достаточно одного сигнала для Марко.

    Но этот сигнал никогда больше не появится. Его одиссея становилась всё трагичнее и ужаснее, день за днём, месяц за месяцем. Цепь событий, о которых не хочется вспоминать, потому что для нас интересно оживить память о чемпионе необыкновенном и неподражаемом, который больше, чем человек со своими слабостями, вынесший слишком много несправедливостей.

    Многие пытались ему помочь в последние месяцы его жизни, не только родители. К сожалению, слишком поздно для Марко.

    Его, безжизненного, обнаружили вечером на день Святого Валентина, 14 февраля 2004 года, в гостинице в Римини, уничтоженного этим проклятым белым порошком. Всё это и  многое другое, осталось покрыто тайной.

    MARCO PANTANI

  • Comments (11)

  • Leave a Reply

    Для предотвращения автоматического заполнения, пожалуйста, выполните задание, приведенное рядом.