А.Винокуров «Пора вернуть своё имя!»

    • Filled in Vino 4-ever! 4 Май 2009 в 5:42, author: Аlik
    • Views: 1 838.

     

    b4477

    04 мая 2009
    В данном номере газеты «PROСПОРТ» героем рубрики «Один на один» мы решили сделать легендарного казахстанского велогонщика, серебряного призера Сиднейской Олимпиады, бронзового призера «Тур де Франс-2003» и победителя испанской супервеломногодневки «Вуэльта-2006» Александра Винокурова.

    Саша приехал в Казахстан из Франции, где живет со своей семьей лишь на несколько дней. Нам удалось встретиться в одном из алматинских спортивных кафе, вместе понаблюдать за выступлением казахстанских велогонщиках в однодневной бельгийской гонке «Флеш Валлон», обстоятельно поговорить о ближайших планах Александра и перспективах «Астаны» в нынешнем сезоне.

    — Что вас привело на родину?
    — Во-первых, свадьба друга. Во-вторых, приехал на Пасху к родителям в Петропавловск.

    — Приехали вместе с семьей?
    — Нет. Привезти сюда всю семью было довольно проблематично. Да и погода в Алматы не очень хорошая.

    — Вы не пропускаете выступлений «Астаны»?
    — Конечно, при возможности слежу за ходом гонок по телевизору.

    — Только за казахстанцев болеете или за легионеров тоже?
    — Преимущественно болею, конечно, за своих соотечественников. Но когда выигрывают Контадор или Лейфаймер, мне тоже приятно. Ведь они делают имя нашей стране и столице нашей страны.

    — А не обидно, что наша страна вкладывает такие серьезные ресурсы в профессиональную команду и в результате выигрывают именитые легионеры, а казахстанцы остаются в тени…
    — Успешное или неуспешное выступление в гонках казахстанцев не зависит от количества вложенных денег. Здесь значение имеют индивидуальные характеристики велосипедистов. Сейчас в «Астану» набрали талантливых молодых гонщиков, но нельзя же сразу от них требовать высоких результатов. Сначала они долго будут работать на лидеров команды и Контадора, и Лейфаймера, и Клодена, они будут набираться опыта. Я в свое время точно так же довольно долго работал на немца Ульриха. В то же время в «Астане» уже сегодня есть двое казахстанских гонщиков высокого уровня — Асан Базаев и Максим Иглинский. Они уже готовы выигрывать гонки. Им просто нужно поверить в себя. Я рассчитывал, что сегодня на «Флеш Валлон» кто-то из них будет в десятке, но за километр до финиша уже видно, что им трудно будет попасть даже в двадцатку сильнейших.

    — И все-таки не кажется ли вам, что при таких огромных денежных вливаниях из нашей страны в казахстанской команде могло бы выступать больше наших соотечественников?
    — Во-первых, для Казахстана 15 миллионов евро, которые тратятся на «Астану», — это мизер. Это сумма в десятки раз меньше бюджетов некоторых футбольных клубов. В лондонском «Челси», например, ежегодный бюджет около 300 000 евро. А во-вторых, нет никакого смысла делать из «Астаны» сборную Казахстана — в нашей стране просто нет 30 высококлассных гонщиков. На сегодняшний день в команде выступает 10 наших соотечественников. Может быть, и стоит пригласить ещё двух-трех казахстанцев, но не более того.

    — Может быть, назовете фамилии?
    — Я практически не знаю этих фамилий. Просто я пристально не слежу за нашей молодежью. Но, например, Валентин Иглинский, на мой взгляд, в нынешнем сезоне уже готов выступать в «Астане». Но его пока не пригласили.

    — Что вы посоветуете всем молодым казахстанским гонщикам, которых не замечает руководство «Астаны»?
    — Просто не сидеть на месте. Искать возможность продолжения карьеры в других командах, выступающих в престижных гонках серии Protour. Надо бороться за свое место под солнцем, доказывать свою состоятельность.

    — Как на данный момент обстоит ситуация с вашей дисквалификацией. На каком сроке остановился Международный союз велосипедистов?
    — Казахстанская федерация назначила дисквалификацию сроком на год, но УЦИ увеличил срок до 2 лет. Потом они хотели растянуть это время до апреля 2010 года, так как с момента моей дисквалификации летом 2007 года на этапах «Тур де Франс» до апреля 2008 года я фактически имел статус гонщика, завершившего карьеру, и не находился под наблюдением УЦИ. Короче говоря, они очень долго тянули время, собирая всякие необходимые бумажки для судебного заседания, но в конечном счете УЦИ пошел на попятную, и три недели назад мы договорились на том, что срок моей дисквалификации истечет 23 июля 2009 года.

    — То есть на данный момент никаких проблем нет?
    — Единственной проблемой может стать штраф. По регламенту УЦИ гонщик, дисквалифицированный за применение допинга, должен выплатить Международному союзу велосипедистов сумму, равную его годовому контракту. Но я не собираюсь выплачивать никаких штрафов, просто потому что до сих пор ни один из гонщиков, вернувшихся в профессию, после дисквалификации этого не делал.

    — Почему же эти претензии звучат в ваш адрес, если другие гонщики не платили этот штраф?
    — Такое отношение у УЦИ к Казахстану. Хотят с нашей страны получить кругленькую сумму. Но, думаю, что и эта проблема будет решена в ближайшее время.

    — Велогонщики для восстановления организма принимают какие-нибудь медикаменты?
    — Глюкозу, витамины, какие-то другие восстановительные препараты… разрешенные, конечно.

    — А снотворное?
    — Если гонщик не может совладать с нервами и заснуть. Для того чтобы восстановиться, конечно, нужно спать, ведь сон лучше всего восполняет запас сил. Некоторые принимают снотворное. Мне это не нужно было никогда. Я, наоборот, от напряжения всегда валюсь с ног. Единственный раз помню — во время этапов «Вуэльты» я пытался уснуть на какой-то стоянке, где стоял грохот, работали-гудели грузовики. Пришлось принять лекарство.

    — Получив дисквалификацию, вы объявили о том, что заканчиваете карьеру гонщика. Почему решили вернуться?
    — Есть ещё силы, есть желание, есть мечта — выиграть «Тур де Франс», а главное — есть необходимость вернуть честное имя и доказать, что полтора года назад на этапах «Тур де Франс» я не применял ничего запрещенного, что Винокуров может побеждать без всяких допингов.

    — У многих возникло впечатление, что история с вашей годичной дисквалификацией и последующим завершением карьеры профессионального велогонщика — это тщательно продуманная хитрая попытка отвести от вашего имени внимание УЦИ и «протащить» вас на Пекинскую Олимпиаду…
    — И я, и Федерация велоспорта Казахстана, конечно, надеялись, что я смогу выступить на Играх в Пекине. Я в течение всего прошлого года готовился к олимпийским гонкам, но, увы… Международный олимпийский комитет принял решение не допускать на Олимпиаду спортсменов, обвиненных в применении допинга. А потом мне и срок дисквалификации увеличили до двух лет.

    — Вы сейчас уже интенсивно тренируетесь?
    — Только потихоньку набираю необходимую физическую форму. До интенсивных тренировок ещё далеко.

    — Где вы планируете тренироваться на трассе?
    — Планирую поехать на Тенерифе. Там, в горах, отличные условия для тренировок и хороший отель.

    — А почему бы не выбрать Шымбулак?
    — Здесь просто невозможно полноценно тренироваться. Во-первых, тут даже в горах такое огромное количество автомобилей, которое не позволяет проводить нормальные тренировки. Тебя собьют и фамилию не спросят.

    — И автограф не возьмут?
    — Ну автограф, может быть, и возьмут… потом. (Смеется.)

    — А во-вторых?
    — В Алматы очень плохой воздух.

    — Нет опасений, что вас могут второй раз обвинить в применении допинга и дисквалифицировать?
    — Опасения есть всегда. Ведь от нас гонщиков мало что зависит. И обезопасить себя на 100 процентов просто нельзя. Если завтра вы пойдете кушать в столовую и вам в еду подсыпят тестостерон, вы уже никак не докажете, что не принимали его по собственной воле. Можно увеличить внутренний контроль в команде за состоянием гонщиков, но, опять же повторюсь, абсолютной гарантии это не дает.

    — Почему, вообще в велоспорте такое огромное количество допинговых скандалов?
    — Это просто такое отношение Международного союза велосипедистов к своему виду спорта. УЦИ позволил безгранично властвовать в своем доме Всемирному антидопинговому агентству, которое пришло со своим уставом в чужой монастырь и диктует нам условия. Скажем, в футболе такой ситуации нет. Руководители Международной футбольной федерации в свой вид спорта антидопинговое агентство не допускает.

    — Вы не разочаровались в велоспорте?
    — Конечно, разочаровался. Но что делать? Нужно жить и работать дальше. Нужно придумывать противоядие к этой системе, но кто и когда будет этим заниматься, откровенно говоря, не знаю.

    — Можно сказать, что велоспорт самый «мутный» вид спорта?
    — Я не могу сравнивать. Ведь я не очень хорошо знаю, что происходит в других видах спорта. А допинговые скандалы случаются, например, и в биатлоне. Американская легкоатлетка Мэри Джонс тоже недавно призналась в использовании запрещенных препаратов… Просто вокруг этих видов спорта не так много шума.

    — Как вы думаете, что движет теми спортсменами, которые добровольно признаются в том, что вели нечестную борьбу, применяли допинг, как это было с Мэри Джонс?
    — Я не думаю, что они делают это добровольно. Мораль здесь совсем ни при чем. Наверняка кто-то со стороны оказывает на этих спортсменов давление.

    — Вы как-то говорили, что возрастной рубеж карьеры профессионального велогонщика — 33 — 34 года. Сейчас вы свое мнение изменили?
    — Нет четких границ. Возрастной ценз гонщиков зависит от индивидуальных особенностей каждого спортсмена. Некоторые, как нынешний менеджер российского клуба «Катюша» бывший гонщик Андрей Чмиль, катался до 40 лет и выигрывал гонки. Посмотрите на Армстронга, который в 37 смог вернуться в велоспорт. Сегодня вы видели, как в сложнейшей однодневке «Флеш Валлон» побеждает 37-летний Давид Ребеллин. Конечно, с возрастом становится гораздо сложнее бороться с молодежью и выигрывать трехнедельные супермногодневки, но, я считаю, это возможно.

    — Вы для себя наметили какой-то окончательный рубеж?
    — Да. Я в любом случае закончу выступления в конце 2010 года.

    — Какие цели перед собой ставите?
    — Во-первых, я хочу поучаствовать в нынешней «Вуэльте». Надеюсь даже выиграть один из этапов. Затем я поборюсь за золото на чемпионате мира. Ну, а в будущем году я надеюсь, что смогу осуществить свою давнюю многолетнюю мечту и выиграю «Тур де Франс». Но руководители этой гонки в велоспорте диктуют свои условия. Они возомнили себя богами, что ни от кого не зависят. И без каких-либо видимых причин могут запретить мне участвовать. Так что на «Тур де Франс» планов пока лучше не строить.

    — Сложилось впечатление, будто вы после дисквалификации специально дистанцировались от дел «Астаны». Почему?
    — Такое условие было у генерального менеджера «Астаны» Йохана Брунеля, когда он подписывал с клубом контракт — чтобы Винокурова и Кашечкина, обвиненных в применении допинга, даже близко не было с командой. Ведь если бы мы вмешались в дела клуба, можно было бы вызвать негативную реакцию Международного союза велосипедистов.

    — Вы связываете свое будущее с «Астаной»?
    — Если команда продолжит существование, я, конечно, хотел бы выступать в её составе.

    — Существует серьезная угроза распада команды «Астана»?
    — Да. Может быть, единственная профессиональная команда в Казахстане и прекратит свое существование. Ведь в «Астане» сейчас довольно серьезные долги. Команда в ближайшее время может быть продана иностранным инвесторам. Но я надеюсь, что выход все-таки будет найден.

    — На ваш взгляд, чем вызваны проблемы финансирования в «Астане», которые возникли в последние месяцы?
    — Просто казахстанским компаниям, которые спонсируют «Астану», не нужна реклама на европейском рынке. Конечно, «Астана» — это отличная реклама нашей страны, которая действительна нужна Казахстану. Но непосредственно спонсорам затраченные деньги никак не возвращаются. Нужно выработать в казахстанском законодательстве четкую систему, по которой отечественным компаниям было бы выгодно тратить деньги на развитие нашего спорта. В европейских странах такая система работает. А у нас почему-то нет.

    — А вы не боитесь идти в такую конкурентоспособную команду, где собраны действительно сильнейшие гонщики планеты? Какое будет ваше место в такой мощной команде?
    — Не боюсь. Большая конкуренция только способствует улучшению результатов каждого гонщика. Работать бок о бок с сильнейшими велосипедистами мира будет полезно и для меня.

    — «Астана» — самая сильная команда в мире на сегодняшний день?
    — Я считаю, да. Может быть, не по количеству выигранных в нынешнем сезоне гонок, но по составу гонщиков. Такого подбора велосипедистов, на мой взгляд, нет больше ни в одном клубе. А победы ещё будут, главное, чтобы команда сохранилась.

    — Может в нынешнем году «Астана» выиграть все три Грантура: «Джиро д’Италия», «Тур де Франс» и «Вуэльту»?
    — Не знаю… не думаю, что «Астана» ставит перед собой такие задачи — выиграть все супермногодневки. В 2009 году клуб попытается впервые в своей истории выиграть «Тур де Франс» — это задача номер 1. А все остальные задачи — по мере поступления.

    — Кто будет лидером «Астаны» на «Тур де Франс-2009»?
    — Думаю, Армстронг и Контадор будут одновременно выступать в роли лидеров команды.

    — Олимпийский чемпион Пекина Самуэль Санчез недавно про всю эту историю с возвращением Армстронга в велоспорт сказал, что это цирк, попытка отвлечь внимание прессы от Контадора, который сможет спокойно готовиться к «Тур де Франс». Прокомментируйте?
    — Армстронг с самого начала говорил, что для него главная задача не победа в «Тур де Франс», а реклама его фонда борьбы с раком. А «Астане» в любом случае гонщик такого класса не помешает…

    — В велоспорте существует понятие идеального напарника, гонщика, в паре с которым удобнее всего выходить на старт?
    — Конечно, победа в гонках дается усилиями не только одного гонщика. Чтобы одному велосипедисту подняться на пьедестал, работает вся команда. И, конечно, с кем-то работать удобно, с кем-то не очень.

    — Кто для вас был или, может быть, остается идеальным напарником?
    — В разные периоды моей карьеры это были разные гонщики. Но выделить, конечно, хочется Сергея Яковлева, с которым на протяжении нескольких лет мы выступали в одной команде, сначала в «Ти-Мобайл», а затем и в «Астане». Сергей, кстати, сделал очень большой вклад в мою победу в испанской многодневке «Вуэльта» в 2006 году.

    — У вас популярности не убавилось за последние полтора года?
    — Я этого не заметил. Меня по-прежнему узнают и в Европе, и на родине — в Казахстане.

    — Когда снова приедете в Казахстан?
    — Пока точно не знаю. Может быть, приеду на чемпионат Казахстана. Посмотрю на наших молодых велосипедистов.

    Автор: Евгений Гайдамакин

    (prosportkz.kz

  • Related Posts

      -- enable recent posts plugin --
  • Comments 3 комментария

  • Quote
    KazakhNeRider Russia (Editor) on 6 Май 2009, 18:23:

    информация слово в слово приведена на сайклингньюс, нужно чтоб «народ» свыкся с мыслью неизбежности возвращения!

  • Quote
    АликKZ Kazakhstan on 6 Май 2009, 18:47:

    ссылку можно?

  • Quote

    информация слово в слово приведена на сайклингньюс, нужно чтоб “народ” свыкся с мыслью неизбежности возвращения!

    🙂

  • Leave a Reply

    Анти-спам: выполните задание