Тёмная эпоха велоспорта: Либо применять допинги, либо потерять спонсоров

    • Filled in World Cycling News 17 Январь 2013 в 11:13, author: Аlik
    • Views: 2 870.

    Он был в своем деле "первым среди равных", и факты показывают, что в этой формулировке есть большая доля правды.

    Сергей Бутов/ sport-express.ru

    Я отнюдь не намерен быть "адвокатом дьявола", но надо признать, что Армстронг действительно "не делал ничего такого, что не могли делать остальные". Он был частью системы, существовавшей в профессиональном велоспорте на протяжении почти 20 лет, с конца 1980-х по середину 2000-х. Недаром вчера он сказал (думаю, абсолютно искренне): "Не я придумал все это, но я не пытался остановить (себя и других. - Прим. С.Б.) - и в этом моя вина".

    - Мы много раз слышали, что все делали "это" в те времена. Это правда? - спросила Уинфри.

    - Я не могу говорить за всех. Я не тренировался со всеми и не выступал со всеми. Но мне рассказывали, что среди двухсот человек, стартовавших в "Туре", были пять героев, которые не применяли вообще ничего.

    - Что вы думали тогда об этих пятерых? Считали их дурачками, простофилями?

    - Нет. …И в любом случае никто не может сказать, что его заставили, вынудили применять допинг.

    * * *

    Вопрос вопросов: почему талантливый американец, не признававший авторитетов, сделал выбор в пользу допинга? И почему тот же путь выбрали многие другие?

    Чтобы ответить, нужно знать, что в конце 1980-х годов в мире профессионального велоспорта произошла революция. Эпоха амфетаминов, притуплявших боль и дававших гонщикам возможность выдержать нечеловеческие нагрузки на протяжении трех недель "Тура", сменилась эпохой эритропоэтина, которая не закончилась и в наши дни. Кто бы ни пытался уверить нас в обратном.

    Эритропоэтин в сочетании с другими видами допинга (тут и тестостерон, и гормон роста, и кортикостероиды) насыщал кровь спортсменов кислородом и давал колоссальную прибавку в выносливости: по разным оценкам, от 15 до 30 процентов. При этом вплоть до начала 2000-х годов EPO не ловился ни одной лабораторией. Это действительно была революция. Которая привела к тому, что в велоспорте, где за место под солнцем и за право содержать свои семьи дрались сотни сильных амбициозных мужчин, вышедших, как правило, из самых низов общества, практически не осталось места для честной борьбы.

    Армстронг начал применять допинг, как он сам вчера признал, "в середине 90-х", не назвав конкретного года. Но "середина 90-х" - это время, когда Лэнс выступал за американскую команду "Моторола". Его бывший одноклубник Фрэнки Андреу так вспоминал те годы:

    - Мы могли поехать на гонку в Испании - и видели там, что Марио Чиполлини и другие спринтеры не заезжают в подъемы, а взлетают на них. Я не мог выдержать темпа самой дерьмовой группы - а впереди летали по холмам парни, которые вроде бы должны были ехать намного медленнее меня. Вокруг только и было разговоров об EPO. О том, что у некоторых гонщиков уровень гематокрита в крови зашкаливает за 60 процентов. О том, что эти парни не могут нормально спать, потому что кровь у них ночью циркулирует очень медленно. Ходили слухи, что на ручных пульсомерах они устанавливают датчики, которые начинают вибрировать, если показатели пульса падают ниже определенного уровня. И тогда они просыпались среди ночи, садились на велостанки и яростно крутили педали, чтобы не допустить остановки сердца.

    Таинственные, необъяснимые смерти молодых спортсменов в полном расцвете сил в 90-е случались одна за другой. Многие знали истинную причину.

    Еще один бывший партнер Армстронга по "Мотороле" - новозеландец Стив Суорт - не выступал в европейских гонках с 1988 по 1994 год, но затем вернулся в профессиональный пелотон.

    - В 1987-м, даже еще в 1988-м это был один мир. А в 1994-м все кардинально изменилось, - вспоминал Суорт. - Скорости невероятно возросли, особенно на подъемах. В "Мотороле" меня встретили несколько опытных ребят, которые были совершенно деморализованы. Мы могли приехать на "Тиррено-Адриатико" в самом начале сезона и провести всю неделю на пределе своих физических возможностей просто для того, чтобы удержаться в пелотоне. Просто чтобы финишировать. Это было сумасшествие. Мы не могли вообще ничего выиграть. Это было тяжелое время для спортивных директоров - им приходилось держать ответ перед спонсорами. Если у тебя не было результата, прекращалось финансирование. А без него вся команда уходила в небытие. Кроме того, за слабые результаты нас еще и смешивали с грязью в прессе.

    Руководители команд обращались в Международный союз велосипедистов (UCI) с просьбой обратить внимание на команды, организованно употребляющие EPO. Бруно Руссель, глава печально известной французской команды "Фестина", с которой в 1998 году началось разоблачение пелотона, открыто, в прессе, обращался к президенту UCI Хайну Вербрюггену: если ничего не будет сделано, то у всех остальных команд останется два выбора - либо применять допинги, либо потерять спонсоров.

    Несколько лет спустя стало ясно, какой выбор сделал сам Руссель. В канун старта "Тура"-1998 физиотерапевт "Фестины" Вилли Воэт был остановлен на франко-бельгийской границе в командной машине, багажник которой был доверху набит ампулами с EPO и другими запрещенными веществами. Разразился грандиозный скандал, едва не стоивший "Туру" его существования.
    * * *

    В пелотоне, как и вокруг него, не было ни одного человека, не понимавшего, что в велоспорте наступила темная ночь. И что длиться она будет долго.

    - В 1995-м мы тренировались в районе итальянского озера Комо, - вспоминал Суорт. - Помню, начали обсуждать, как будем выходить из этой ситуации. Общее настроение было такое, что надо что-то делать. Мы просто говорили друг с другом, гонщики с гонщиками. Причем Лэнс постоянно был в центре этих разговоров, и его точка зрения была проста: да, пора что-то предпринимать.

    Но что могли "предпринять" гонщики, составлявшие пелотон, в котором, по словам новозеландца, "все ходили с термосами, и ты мог слышать, как кубики льда бьются об ампулы с EPO, а в каждом отеле бродили гонщики - в поисках льда для тех же ампул"?

    Вот она - атмосфера профессионального велоспорта того времени, и каждый делал свой выбор сам. Суорт и Андреу, как и десятки других, вскоре предпочли завершить карьеры. Армстронг остался. И спустя десять лет стал самым успешным гонщиком в истории.

    * * *
    Человек, победивший страшную болезнь, оказался крупнейшим лжецом в истории мирового спорта, но пусть каждый сам определяет степень его вины. В конце концов про него говорили, что, вне зависимости от допинга, он был в своем деле "первым среди равных", и факты показывают, что в этой формулировке есть большая доля правды.

  • Related Posts

      -- enable recent posts plugin --
  • Comments 5 комментариев

  • Quote
    #1 by Аlik Kazakhstan on 19 Январь 2013, 11:28:

    Юрий ЦЫБАНЕВ,обозреватель «Советского спорта»: наш Достоевский сказал бы: «Широк человек – сузить бы»
    Не люблю Америку, но в случае с разоблачением Лэнса Армстронга белой завистью завидую ее мужественной конкретике и умению, а главное – желанию посмотреть правде в глаза.
    Национальный генотип у них такой, что ли? Армстронг, как и Мэрион Джонс не так давно, не стал скрываться в стыдобе подальше от глаз людских, а отдал себя на публичное растерзание общественному возмущению. Хотя в очереди побудительных мотивов Лэнса первой выстрелила мыслишка из циничных-стандартных наших представлений о штатских обычаях. Вот-де лишился всех заработанных на велотрассах благ – и вынужден пользоваться антипиаром, чтобы немного помочь себе материально. Наверняка суперпопулярное шоу Опры подбросит гонорар, хотя бы негласно. А там и книжечка с мельчайшими подробностями шокировавшего мир обмана не задержится. И пойдет нарасхват, если не рекордными тиражами.
    Но! Пусть, пусть у каждого американца в мозг встроен калькулятор собственной выгоды, велящий ему даже на любом собственном несчастье сделать бизнес. Мухи отдельно – котлеты отдельно. А котлетка из признаний Лэнса получается на объеденье. Конкретная вкуснятина. Сделался бы он великим чемпионом без допинга? Нет. Можно будет преемникам-обманщикам и дальше ловчить столь масштабно с введением биопаспортов? Вряд ли.
    Мощный он парень, Армстронг. Во всем готовый дойти до края и постоять на краю. Но нужно оценить и готовность Америки принять натуру человеческую во всей ее широте (а ведь это наш Достоевский сказал: «Широк человек – сузить бы», но последователями-то его мучительных изучений этой широты выступают штатники…).
    Как дружно любили вчера своего героя беленьким – так на одном дыхании внимают сегодня ему, себя очернившему.
    Мы не такие. Наши провинившиеся, как правило, обмахивают горькое чувство своей неправоты веером самооправданий. Большее, на что мы способны, – это краткое ельцинское «простите меня». У нас самокритика – чаще всего самолюбивая поза, а то и форма пиара. А развенчанному нашему кумиру полагается от нас всеобщее чувство брезгливости. Наплевать на него и забыть. А то и затоптать желчным сарказмом.
    Он, конечно, негодяй, Лэнс Армстронг. Он обокрал на велошоссе многих соперников, обманом забрав себе все, что должно было принадлежать им. Но он мужественный негодяй. А Америка, умеющая вот так посмотреть всей, до донышка, правде в глаза, если и болеет преувеличенным самомнением, то не смертельно. Потому что способна вот так себя подлечивать. В том числе и благодаря этому ее свойству в стране, активно проповедовавшей еще полвека назад ку-клукс-клан, нынче уже второй срок президентствует Обама

  • Quote
    #2 by Аlik Kazakhstan on 19 Январь 2013, 11:49:

    «Я бы сказала, что он выбрал подходящий момент для интервью. Еще перед шоу он пообещал отвечать на вопросы прямо, честно и откровенно. Специально для этого я приготовила 112 вопросов. Я не получила ответы на все вопросы, но на те, на которые хочет услышать ответ большинство людей, Армстронг ответил, – подчеркнула Уинфри в эфире телеканала CBS. – Могу сказать, что его ответами я осталась довольна».

    Уинфри беседовала с Армстронгом в течение 2,5 часов в родном городе спортсмена Остине (Техас). Выпуск ток-шоу с участием Армстронга должен был выйти в эфир в четверг на ее собственном канале OWN. Однако позже из-за большого объема материала было принято решение выпустить программу в эфир в двух частях.

    Телеведущая отметила, что местные СМИ опередили выход шоу в свет и заранее сообщили о том, что велогонщик сделает признание в употреблении допинга. По словам Уинфри, перед интервью они с Армсторнгом договорились, что не будут делать никаких заключений из того, что он скажет, чтобы «предоставить людям возможность самим судить и делать собственные выводы».

    По ее словам, это было непростое и моментами очень эмоциональное интервью. «Должна сказать, что он не делал признания в той форме, которой я от него ожидала. Для меня это было удивительно. Некоторые его ответы я, моя команда и все, кто находились в комнате, слушали заворожено, словно, под действием гипноза», – цитирует Уинфри РИА «Новости».

    «Я чувствовала, что он был сосредоточен, серьезен, он определенно готовился к этому моменту. И он это преодолел», – заключила телеведущая.

  • Quote
    #3 by Аlik Kazakhstan on 19 Январь 2013, 12:50:

    Вера Михайлова/expert.ru: Да какое значение имеет допинг… Его принимали все, а чемпионом стал он один!
    Армстронг — уникальный спортсмен, он посвятил жизнь двум вещам — борьбе с раком и борьбе с правилами. Жизнь научила его: побеждать нужно любой ценой.

    Если бы не железный характер, Лэнс Армстронг никогда не стал бы знаменитым. Он был подающим надежды молодым спортсменом, таких сотни по всему миру. Правда, когда Лэнсу было 16 лет, врач сказал ему, что никогда не видел такого объема легких, а уровень молочной кислоты, которая вызывает боль в мышцах при усталости, у него ниже, чем у большинства людей. В 22 года он добился первых значительных успехов: одержал победу на чемпионате мира по шоссейным велогонкам. Карьера пошла в гору, французская команда Cofidis подписала с ним контракт на 2,5 млн долларов. К тому же он познакомился с итальянским врачом Микеле Феррари, который пообещал ему помощь и самые высокие результаты. Казалось, впереди целая жизнь и большие достижения в спорте. И вдруг на очередном медицинском обследовании у 25-летнего спортсмена выявляют рак.

    Метастазы уже расползлись по всему организму. Они обнаружены в брюшной полости, в легких и даже в мозгу. Позже врачи объяснили Лэнсу: его шансы на выживание — 3%. Он без колебаний согласился на все операции и самую агрессивную химиотерапию. Под натиском Армстронга болезнь отступила, судьба решила дать ему второй шанс. «Рак выбрал не того парня», — говорил Лэнс друзьям. Он выздоровел, но остался без работы: Cofidis расторгла с ним контракт. Руководство команды еще пожалеет об этом, но в тот момент они полагали, что поступают правильно: это бизнес, ничего личного.
    Как знать, может, именно тогда Лэнс Армстронг решил, что пойдет ради победы на все. Главное — стать первым. Правила придуманы для слабаков. Если бы он делал то, чего от него ждали, то уже должен был бы умереть. До болезни Армстронг, как и большинство велосипедистов, был худым и жилистым. После лечения он потерял волосы и стал похож на обтянутый серой кожей скелет. В таком состоянии он пошел фотографироваться на новые права. Пусть только карточка сохранит память о том, каким он был, когда он окончательно поправится.

    После болезни вернуться в спорт было непросто. Предложений не было. Когда Армстронг уже готов был забыть о карьере, поступило предложение от US Postal Service, маленькой и бедной команды, главным спонсором которой был его старый друг Томас Вайзель.

    Лэнс не мог упустить свой единственный шанс. Он немедленно связался со старым знакомым доктором Феррари: ему нужен результат, а итальянец знает, как помочь. Первым его успехом стало четвертое место в испанской супермногодневке «Вуэльта» 1998 года. За год до этого Армстронг создал благотворительный фонд Livestrong для поддержки больных раком. Идея фонда родилась у него еще в больнице, когда медсестра попросила его успокоить мальчика, которому предстояло впервые пройти курс химиотерапии.

    «Тур де Франс» 1999 года стал триумфом Лэнса. Во время горного этапа он крутил педали с сумасшедшей скоростью. Французский гонщик Кристоф Бассон писал в газете Le Parisien: «Пелотон был шокирован его доминированием». Так начался чемпионский марафон Лэнса Армстронга.

    Его секрет — препарат эритропоэтин. Он признался в этом партнеру по команде Джонатану Воутерсу во время «Вуэльты-1998». С 1999 по 2005 год, выступая за команду US Postal, позже переименованную в Discovery Channel, Армстронг одержал победу в «Тур де Франс» семь раз подряд. Чтобы держаться на вершине мирового велоспорта столько лет, нужно быть в курсе последних медицинских достижений.

    В велоспорте допингом пользуются очень многие, так что первым нужно быть и здесь. Доктор Феррари комбинировал эритропоэтин, тестостерон, гормон роста и кортизон. В 2002 году в Италии Феррари пожизненно запретили работать в велоспорте. Атлеты не имеют права к нему обращаться под угрозой дисквалификации. Но Армстронга запреты не испугали: за несколько лет он перевел на его счет около 1 млн. долларов.

    Лэнс взялся перекраивать команду «под себя»: он хотел снова быть чемпионом. Он сменил штатного врача Педро Селайю, который во время допингового скандала на «Тур де Франс» с командой Festina смыл в унитаз препаратов на несколько десятков тысяч долларов. Новый медик таких ошибок не допускал и активно снабжал команду допингом. Армстронг пригласил нового спортивного директора. Им стал известный бельгийский гонщик Йохан Брюнель. С такой командой можно было работать. Армстронг организовал поставки допинга. Чтобы не держать запрещенные препараты при себе, Лэнс нанял мотоциклиста, который ездил за ним в течение всей «Тур де Франс» и по звонку доставлял лекарства. Со временем использовать допинг стало опасно — WADA внедрило новые тесты, и команда перешла на переливание крови. Все гонщики сдавали по пол-литра крови, чтобы между этапами ее влили обратно.

    Полностью погруженный в дела команды, Армстронг тем не менее продолжал поддерживать свой фонд и другие благотворительные организации. Не было другого спортсмена, который бы столько жертвовал на благотворительность, — Лэнс словно расплачивался за свои нечестные победы. Например, пострадавшим от урагана «Катрина» он перевел 500 тыс. долларов. Для всей Америки и для всего мира Лэнс Армстронг стал символом победителя. Его звали в телешоу, о нем писали книги, ему поклонялись, на него старались равняться.

    Нельзя сказать, что нынешний скандал стал громом среди ясного неба. Пресса регулярно обвиняла Армстронга в употреблении допинга. Его бывшая помощница дала интервью журналисту, который в 2004 году издал книгу «Тайны Армстронга». Но кому интересны какие-то там обвинения, когда речь идет о легенде? К тому же Армстронг одно за другим выигрывал все дела о клевете. Его главным аргументом всегда было «не пойман — не вор». Его ни разу не взяли с поличным.

    Он завершил карьеру, оставшись непобежденным. Но Антидопинговое агентство США так и не оставило его в покое. Оно копало, выясняло правду. Да какое значение имеет допинг… Его принимали все, а чемпионом стал он один! Но в агентстве считают иначе. Разоблачение в августе 2012-го, лишение всех титулов «Тур де Франс» в октябре 2012 года. Требование вернуть все призовые — около 4 млн долларов. Его сдали партнеры и друзья по команде. Они вместе с ним лежали под диффузором при переливании крови. Они были готовы сдать и себя, лишь бы испортить его карьеру. Но это все неважно. Главное — чтобы продолжал существовать фонд Livestrong. Несмотря на громкое разоблачение, Лэнс Армстронг не раскаивается: это победа, а для победы хороши любые средства.

    «Вы можете мне не поверить, но если бы меня попросили сделать выбор между победой в “Тур де Франс” и победой над раком, я выбрал бы второе», — писал Армстронг несколько лет назад в своей книге. После скандала он остался верен себе. «Я знаю, кто на самом деле выиграл все эти семь “Туров”, — говорит разжалованный спортсмен. — Мои партнеры по команде тоже это прекрасно понимают. Да и каждый, кто соперничал со мной, знает о том, кто настоящий победитель. Люди спрашивают, как у меня дела, на что я каждый раз отвечаю: “Бывало лучше, но было и хуже”».

    Что ж, Лэнс Армстронг, безусловно, навсегда останется одной из самых ярких и противоречивых фигур в истории спорта. Пусть его лишили всех титулов, но для себя он навсегда останется победителем. Кто знает, может, это и есть самое главное — несмотря ни на что ощущать себя чемпионом.

  • Quote
    #4 by Аlik Kazakhstan on 20 Январь 2013, 01:59:

    Томас Деккер: «В «Рабобанке» допинг был частью работы»
    Голландский гонщик Томас Деккер признался, что во время выступления за команды «Рабобанк» использовал допинг.

    «Было легко попасть под влияние, допинг был широко распространен. Допинг был частью жизни, способом гоняться для моих партнеров и для меня. Допинг был частью работы – она тяжелая, ты много тренируешься и делаешь все ради велосипеда.

    Я думал, что это дорога у успеху.

    Бывший велогонщик команды Rabobank Danny Nelissen признался, что употреблял допинг на Тур де Франс в 1996 и 1997 году

  • Quote
    #5 by Аlik Kazakhstan on 21 Январь 2013, 10:12:

    Бывший канадский спринтер Бен Джонсон прокомментировал признание велогонщика Лэнса Армстронга в использовании допинга.
    Бен Джонсон: «Американцы простят Армстронга»
    «Американцы простят Армстронга. Я не думаю, что ему будет сложно заработать на жизнь. Надеюсь, что он сможет двигаться дальше и сделать добрые дела.

    Если он найдет способ для того, чтобы зарабатывать, то у него все будет отлично. Думаю, люди будут судить его по-разному – основываясь на том, что он сделал для человечества и борьбы с раком», – цитирует Джонсона Reuters со ссылкой на эфир BBC.

    Напомним, что Джонсон в 1988 году был дисквалифицирован за использование допинга и лишен золота Олимпиады в беге на 100 м.

  • Leave a Reply

    Анти-спам: выполните задание